Эдит Пиаф.
Иллюзия реальности

Не ищите покоя – это Смерть,
Не рвитесь к власти – это Слепота,
Не стремитесь к благополучию – это Удушье.
Пытайтесь любить этот мир, ведь он больше ни в чем не нуждается.

Добиваемся успеха – теряем друзей. Находим женщину – теряем любовь. Приобретаем вещи – теряем свободу. Копим деньги – теряем сердце. Наживаем годы – теряем время… Без времени, без сердца, без любви, но все еще живые… Как? Зачем? Кто-то, наверное, живет не так. Быть может, не так живут звезды? Наверное, потому, что они весь свет своей души отдают нам…

Действующие лица:

Ведущая
Ведущий
Эдит Пиаф
Луи Малыш
Луи Лепле
Марсель Сердан
Тео Сарапо
Ангелы
Фея
Танцкласс:
Эдит
Юноша, стремящийся к свету
Серость

Сцена пуста. Звучит фонограмма.

Фонограмма:

Жизнь ее была так печальна, что рассказ о ней почти неправдоподобен, настолько он красив.

Слышен стук каблучков. На сцену выходит девушка. Она смотрит, как падает звезда и, словно это напомнило ей о чем-то, неосознанно говорит: «Эдит Пиаф!» Выходит юноша с аккордеоном. Их взгляды встречаются, чувствуется, что между ними возникло что-то, что можно назвать рождением любви. Но свет всегда стремится поглотить тьма, – за кулисами слышится шум голосов, и на сцену выходят люди в сером (серость). Они тянутся к ним жадными руками, чтобы задушить только зарождающийся свет. Юноша начинает играть, и музыка смывает их своей волной.

I часть

Ведущая. Эдит Пиаф… Эдит Пиаф. Она пыталась рассказать о своей жизни, пыталась понять ее, но ничего не получалось. Понять за что? почему? — не получалось. Но она все чувствовала.

Она родилась в Париже, зимой, прямо на тротуаре, и улица стала ее домом.

Ее мать, третьесортная шансонетка Лина Марс, любила жизнь и не любила, когда ей не дают жить так, как она хочет. Однажды ей все надоело, и она сбежала подальше от проблем со своим новым другом. Больше ее никто никогда не видел. Ее отец, Луи Гассион — уличный акробат. Бабка — содержательница публичного дома. Они заменили ей семью.

В три года она ослепла, и каждое воскресенье куртизанки молили Бога вернуть ей зрение. И в шесть лет он их услышал, и девочка прозрела!

Рано, очень рано она поняла, что жизнь — не всегда сладкий кусок пирога, и что самое главное в жизни — встретить любовь, его, того единственного, о котором так мечтали все девушки из дома терпимости. И она знала, что он придет, и он пришел.

Луи Малыш… Он не был первым, о первом она не вспоминала, но он был первым, от взгляда которого у нее перехватывало дыхание. Он предложил жить вместе, и она согласилась.

Мансарда в маленьком отеле казалась дворцом, а кровать, в которой они спали втроем (Эдит не смогла оставить свою сестру Симону), — кровать казалась королевской.

Вскоре у нее родилась девочка, Марсель. Их стало четверо под одним одеялом. Они были счастливы. Они любили друг друга, как могут любить только дети — несмотря ни на что. Иногда не хватало на ужин, иногда приходилось проползать мимо портье, чтобы не платить за ночлег.

Луи Малыш работал посыльным в магазине и мечтал о жене-домохозяйке. А Эдит… пела на улице, она не могла не петь. Марсель приходилось брать с собой, но она была слишком мала для долгих прогулок, и в два с половиной года она умирает от менингита.

Луи ушел. На прощанье он сказал: «Ты пришла в мою жизнь мечтой, а мечты всегда рассыпаются». Все вокруг стало черным, несмотря на то, что на землю падал белый снег. Зима… Зима в жизни девочки, которую во все времена будут звать Эдит.

Танцкласс

Со смехом и криками сцену заполняет «серость». Они странно разговаривают и странно двигаются. Каждый из них принес с собой множество новостей и сейчас хочет ими поделиться. Но их перебивает Юноша, стремящийся к свету. Он ведет за собой Новенькую.

Юноша. Знакомьтесь! Ее зовут Эдит. Теперь нас будет больше.

1-й. Но не лучше.
2-й. Тихо! Начинаем.

Танец, во время которого становится понятно, что новенькую приняли враждебно. То здесь, то там слышны реплики: «Смотрите, как старается»; «Она думает, что лучше всех»; «Как выгибается»; «К нам звезда пришла» и т.д. Новенькая очень старается, падает. Все, словно только этого и ждали, со смехом бросаются к ней. Они окружают ее, и каждый пытается словами затоптать и уничтожить ее.

1-й. Жаба!
2-й. Звезды падают, падают, падают.
3-й. Но не разбиваются!
4-й. Вы слыхали, проходит конкурс на самую яркую бездарность.

Все удивлены.

5-й. Я даже знаю, кто победит.
Все. Кто?

Указывает на Новенькую.

Все смеются, довольные шуткой, и собираются уходить. Но Юноша, стремящий к свету, останавливает их.

Юноша. Утром я открываю глаза и вижу окно, а за ним – небо. Оно говорит мне, что я не птица.

Над ним смеются и, юродствуя, убегают со сцены.

Юноша смотрит на Новенькую, потом осторожно подходит и подает ей платок, который в ее руках рассыпается блестками первого чувства.

Фонограмма:

Он.     Птица… Птица на миг забыла, что я – человек, я на миг забыл, что она – птица, встретились взглядом…

Она. Твой поцелуй явился поводом для смерти всего, что будет называться жизнью после.


Зима – средневековье

Меняются времена, эпохи, нравы, но кое-что остается неизменным. Первый взгляд, первая вспышка, пробуждающая душу. И разве важно, где двое увидели друг друга – на балу или на дискотеке в ночном клубе?.. Главное произошло… И ничего, что на улице зима…

Девочка, сгибаясь от ветра и холода, бредет по пустынным улицам. Это – Эдит Пиаф. Она ищет помощи, но улицы безнадежно пусты. Она ложится на землю и засыпает.

Фонограмма:

Если запрокинуть голову и смотреть снизу вверх на медленно-медленно падающий крупный снег, может показаться Бог знает что. Но снег падает на глаза и тут же тает, и начинает казаться, что ты плачешь, тихо плачешь, стоя под снегом, трагически запрокинув голову, начинает казаться, что ты глубоко-глубоко несчастен. Для счастливых это – одно удовольствие…

Мимо проходят люди, сами похожие на эту зиму с ее холодом, ищут чего-то в вальсе слепящей пурги. Но девочку они не замечают. И что она им? – продрогший маленький воробышек, умирающий на белом снегу.

Выбегают ангелочки. Они играют в снежки, радуясь окружающей их ледяной красоте. Заметив девочку, шепчутся, будят ее и советуют постучать в окно дома как можно громче, чтобы ее услышали. Окно разбивается, и ледяные дамы выходят в поисках виновного. Девочка прячется.

Неожиданно появляется Фея в сопровождении ангелочка. Они ищут того, кто будет достоин высочайшего божественного дара – таланта. Но никто из ледяных дам не замечает их. И тогда они видят девочку. Они надевают на нее корону. Она счастлива.

Песня:

В сказочном танце
Кружит зима,
Держа в тонких пальцах
Соцветия сна.
Пусть в этом сне все будет так,
Как пожелаешь ты;
Путь звездным небом станет мрак,
И оживут мечты.
Поверь в свой сон, пусть будет он
Твоей судьбой навек;
Пусть станет музыкой тот сон,
Что дарит этот снег.
Как крылья бьется
Плащ на ветру.
Когда судьба смеется,

Прими ее игру.

Но сон обрывается. Девочка вновь видит себя среди снега и людей, которым она безразлична. Однако маленькие ангелочки повсюду с ней. Они устраивают так, что юноша из толпы замечает ее. Их детская игра перерастает в первое чувство. У них рождается ребенок. Охваченная счастьем, девочка мечется в поисках того, с кем можно было бы поделиться своей радостью. Юноша отдает ребенка одной из дам, но он ей не нужен, и она бросает его другой. Дамы смеются, перебрасываясь ребенком. Когда девочка замечает, что ребенок исчез, остановить эту жестокую игру уже невозможно. Наконец, отняв ребенка у дам, она прижимает его к себе, но холод пугает ее. Ребенка ничто уже не в силах вернуть. Она на грани сумасшествия. Игра стала для дам скучной, и они, с отвращением оглядываясь на девочку, вновь исчезают в снежной буре.

IІ часть

Выходит Девушка, ведущая рассказ о жизни Эдит Пиаф. Она любит, она счастлива. Но, словно мечи, скрещиваются два измерения, — она видит Эдит, и это заставляет ее вместе с ней переживать историю ее жизни.

Ведущая. Девочка по имени Эдит осталась один на один с весной! Место, где она обитала, кишело ворами, проститутками и сутенерами. Ее подружка, белокурый ангелочек с голубыми глазами, была найдена убитой в Сене за то, что решилась отказаться идти на панель. Нужно было продолжать жить, но как? Эдит решила бежать!

Однажды, на другом конце города, где она пела, к ней подошел элегантный седеющий мужчина и предложил петь в своем кабаре «Жернис».

Так в ее жизнь вошел Луи Лепле. Он разглядел в этой маленькой женщине слепящий, завораживающий свет. Он дал ей новое имя, а старое растаяло, как дым. Эдит Пиаф — воробышек. Она смотрела ему в глаза и видела, что в нее верят.

Женщине, кем бы она ни была — то ли уличной девчонкой, то ли утонченной светской дамой, — всегда нужна поддержка настоящего мужчины. И вот — первый выход на сцену!

Перед пресыщенной публикой, пришедшей в театр-кабаре, стояла маленькая, бледная, ничем не примечательная девчонка. Ее худые ноги, не привыкшие к высоким каблукам, едва держали ее. От волнения она стала еще более неуклюжей, ни дать, ни взять — серый воробышек. Она запела. Зал замер, не зная, как на это реагировать — плакать или смеяться. Словно распахнулись двери, и перед онемевшей публикой явилась во всей своей неприглядности жизнь парижских улиц и трущоб. И голос тревожил души сильнее, чем слова.

Последние аккорды песни… В полной тишине Эдит поклонилась. С ее плеч упала шаль, под которой было платье с одним рукавом, — она так и не успела довязать его своему первому выступлению. Пауза! Шквал аплодисментов обрушился на нее.

Вдохновленный неслыханным успехом, Лепле начал готовить Эдит к весенним гастролям в Каннах. Но судьба распорядилась по-своему. В апреле Лепле был найден в своей квартире с простреленной головой.

Кто это сделал — загадка, не разрешенная до сих пор. Но Париж отвернулся от нее.

Танцкласс

Все выходят, обсуждая, как упала Новенькая. Они наготове вновь посмеяться над ней. И, как только она выходит, все замолкают, поглядывая не нее и тихо посмеиваясь. С ней выходит Юноша, стремящийся к свету. Видно, что чувство, возникшее между ними, становится все сильнее.

1-й (не выдержав). Учимся давить…

Звучит музыка. Все начинают разучивать новый танец. Их движения становятся плавней и целенаправленней. Но видно, что лишь Новенькая – настоящая звезда.

2-й. Раздавливая ногой жирную, отвратительную ползучую гусеницу, разве ты знаешь, какую бабочку ты раздавил?
3-й. Рожденный ползать…
4-й. Мы такие нежные, такие чувствительные.
5-й. Со второго куска – прыжок. И…
Все. Раз. Раз, два, три. Раз. Раз, два, три.

На прыжке один из «серости» падает, задевает другого, и, словно по принципу домино, многие падают, среди них и Новенькая. Те, кто удержался на ногах, смеются над ними. Завязывается драка. Новенькая остается на полу — она сильно повредила ногу. И, хотя она не была ни в чем виновата, злобные фразы из толпы дерущихся бросаются ей.

1-й. Вечности не хватит сделать программу!
2-й. Это точно!
3-й. Калекою останешься в этом коллективе!
2-й. Это точно!
4-й. Мы такие добрые, такие жалостливые.

Юноша, стремящийся к свету, неприкаянно бродит среди дерущихся.

Юноша. Кто майской зелени не замечает, тому дышать весною не дано.

Все на секунду замирают, но, обиженные тем, что кто-то помешал их драке, отвечают ему лишь возмущенными возгласами. Уходят.

Оставшись наедине с Новенькой, Юноша подходит к ней, пытается помочь, осторожно поднимает на руки. Он удивлен тем, что она оказывается легкой, словно пушинка. Она смеется.

Фонограмма:

Он.     Исчезаю в весне, в толпе, в лужах, в траве, и не ищите – мне так хорошо!

Она. Назначь мне свидание в один из дней, что поближе к весне, на одной из недавно открытых планет, где не время еще быть счастливыми.

Выходит Девушка, она бесцельно идет по сцене, ослепленная отчаянием, потерявшая надежду. Она поет о несбывшихся мечтах, словно предрекая влюбленной паре беду. Но они не замечают ее, они счастливы, и их чувство только начинает расцветать. Он ставит ее на ноги. Она протягивает ему руку, словно говоря: «Хочешь пойти со мной?». Она учит его летать, и он, испытывая страх и радость, отпускает ее руку. Они исчезают, кружась в пьянящем танце влюбленных душ.

Песня:

Ты никогда не поймешь всего, что было до сих пор.
Уже который год длится наш странный разговор.
Он не имеет начала, не имеет конца.
Он будоражит ум и сердце, будоражит сердца.
Ты никогда не узнаешь, каков был ответ,
Когда глаза кричат: «Да!», я говорю тебе: «Нет».
Но как жестоки бывают пустые слова!
Но я не лгу тебе и не лгала,
Когда любила, как в немом кино;
Я не лгала, когда ждала тебя одного.
Я так устала притворяться, будто все хорошо!
Мне так тебя не хватает, но с тобой тяжело…
Так бывает — нам снятся вещие сны,
Где мы сбегаем по ступеням, ускользающим вниз,
И в этом тающем движеньи мы так близки…
Но я просыпаюсь…
Утро туманно, а ночь холодна,
И белое солнце обжигает меня.
Приговоренная жить вечно в рабстве у любви,
Тебя молю я: «Останься! Нет, лучше уходи!
Иди, не важны причины, не виновен никто.
Иди, ну что же ты медлишь? Ты не должен ничего!
Иди и верь, и будь счастлив там, где не было нас,

И ты поймешь…»

Весна – ренессанс

Меняется мир вокруг нас… И может, мы стали немного прагматичнее, приземленнее… Но разве вкус первого поцелуя, неповторимый и незабываемый, не так же дорог нам, как он был дорог Ромео и Джульетте?.. Это весна… Весна в душе, в чувствах, в трепещущих крыльях бабочек…

Жуки, ищущие добычи, превращаются в бабочек. Ангелочки, играя, ловят двоих из них сачками и вновь их отпускают. Но их сети оказались намного прочнее – столкнувшись, бабочки уже не могут расстаться. Их полет превращается в танец любви. Ангелочки любят поиграть в душистой весенней траве. Они стреляют из игрушечных пистолетов, но одна из бабочек прекращает свой полет, смертельно раненая. Вторая бабочка кружится вокруг, пытаясь понять, почему так грубо было прервано их нескончаемое счастье и кому было нужно, чтобы она лишилась самого дорогого – крыльев, которые дает любовь. Так и не получив ответа, она сгорает в пламени собственного отчаяния.

Когда в человеке есть свет, рядом с ним всегда скользит тень, ожидая удобного случая.

Человек, одетый в черное, словно паутиной, оплетает все вокруг своей магией. Выходит Она. Она только что из ванной, спокойна и умиротворена. Она не видит этой черной тени мечущейся по стенам ее комнаты. Но вскоре Она начинает чувствовать его присутствие то в странном колыхании занавесок, то в дуновении невесть откуда взявшегося ветерка на ее волосы. Он обещает ей власть и вечность, и его слова кажутся Ей ее внутренним голосом. Он все крепче опутывает ее своей паутиной, пока Она, наконец, не понимает, что выхода уже нет. Сначала она пытается вырваться, но вскоре, прислушавшись к его словам, начинает двигаться в ритме их музыки. Он вырывает из ее груди сердце и становится человеком, а она – бездушной куклой, двигающейся в одном непрекращающемся ритме. Непрекращающемся, пока не остановится механизм.

ІIІ часть

Выходит Девушка, ведущая рассказ. Она стала серьезней и, как будто, старше. Она смотрит вслед Женщине-кукле и продолжает рассказ.

Ведущая. Париж отвернулся от нее. Она была близка к самоубийству. Случайно в сумочке нашла телефон Ассо Раймона. Она позвонила, он ответил. Этот человек сделал Эдит. Он заставлял ее читать, думать; он писал для нее песни; он занимался ее душой. Но она не любила его. И как-то вечером она решила его оставить, и она оставила его. Она чувствовала, что что-то надвигается. Неотвратимо. Она знала, что это неминуемо.

Это случилось в Нью-Йорке. Двое французов готовились покорить Америку. Две звезды смело восходили на ее небосклоне — боксер Марсель Сердан и певица Эдит Пиаф. Они встретились, потому что не могли не встретиться.

Марсель Сердан… Он ворвался в ее жизнь так же стремительно, как захватывал победы на ринге. Его любовь была настолько сильна, что под натиском этого чувства отступило даже прошлое Эдит, густой тенью стоявшее за ее спиной. Он был прост. Он смотрел на нее и говорил: «Огрызок, а не женщина! Как она может так петь?» И на смену призраку прошлого в ее сердце пришел покой и твердая уверенность, что эту любовь у нее не сможет отнять никто!

Марсель исчез из ее жизни также стремительно, как и появился. Ревнивое небо, для которого была рождена эта звезда, оставило его себе. Сердан погиб в авиакатастрофе под Нью-Йорком.

Эдит не хотела больше жить!

 

Танцкласс

Они выходят, из последних сил дотанцовывая танец.

1-й. Перерыв.

Все в изнеможении падают на пол, и только двое из них не чувствуют усталости – Юноша, стремящийся к свету, и Новенькая (Эдит). Они смотрят друг на друга, и их глаза говорят больше, чем можно сказать словами. Каждое соприкосновение их рук, каждый жест – песнь о любви.

Фонограмма:

Он.        Мне красота явилась в детстве, и я понял ее в цветке. Была пронзительной догадка – цветок красив…

Она. И в вечном ожидании признанья я растворилась…

Их чувства вызывают сарказм и зависть у окружающих.

Все (презрительно). Любовь!
1-й. Любовь! Не смешите меня!
2-й. Меня от этой любви тошнит каждые три месяца.
3-й. Я чувствую себя такой одинокой, что просто не могу спать одна.
4-й, 5-й, 6-й (вместе). А втроем?

Все смеются.

7-й. Не знаю, о чем вы, но дети должны рождаться полноценными!
8-й. Любовь – это когда теряешь сознание от одного взгляда.
5-й. А может, это туфли жмут?

Все смеются.

Все (юродствуя). Любовь!

Юноша грубо привлекает к себе Эдит и целует ее. Она чувствует себя униженной.

Звучит музыка.

7-й. Продолжаем репетицию!

Они начинают танцевать. Их танец похож на вопль отчаяния, на мольбу о несбывшемся, на полет птицы, бьющейся о прутья клетки. Танец заканчивается, они мечутся по сцене, призывая любовь, и убегают.

Лето – модерн

Эпоху сменяет эпоха. Неизменной остается лишь Любовь. Она хранит в себе невинность ребенка и безумство стихий, прохладу ласковых волн и палящие лучи солнца, ожидание Пенелопы и песни Сирен… И никто не в силах противостоять испепеляющей страсти…

На сцену выходит Женщина, она красива и печальна. Она еще помнит тепло объятий и жар поцелуев, но понимает, что этого уже не вернуть. Вслед за ней выходят женщины, каждая из которых рассказывает историю своей любви, но в этих историях есть одно, делающее их похожими, — чувство горечи от расставания. Все эти женщины – словно бутоны, ожидающие любви, как солнечного света или живительных капель дождя, но им уже не суждено раскрыться.

На смену утру приходит день, на смену бутонам приходят цветы, пьянящие своим ароматом и пленяющие красотой. Они, словно росянки, ждут жертву, чтобы захватить в свой плен и никогда уже из него не выпускать. Они тянутся к Нему, но Он делает свой выбор, Он выбирает самый прекрасный цветок. Они оба сгорают в этой безудержной страсти и вновь возрождаются, словно Феникс из пепла. Но на самом пике счастья Он срывается в пропасть – Ангелы, олицетворяющие Рок, играя в самолетики, сталкиваются, меняя судьбы тех, за кого в ответе.

Она мечется в поисках забытья и падает в ожидании смерти. Но вместо этого приходит желание жить и бороться – ее Ангел-хранитель — воспоминание о самой первой, о самой чистой любви – протягивает ей руку…

Песня:

Уже закончилась борьба,
Но ты еще совсем слаба,
Смертельно ранена тоской,
Не в силах шевельнуть рукой.
За окном опять весна,
И новая любовь
Пришла на смену старой.
Ты печальна и бледна,
Но кончилась болезнь,
И нету больше жара.
С шумной улицы в окно
Влетает чей-то смех
И звуки карнавала.
Пусть еще трудно смеяться и петь,
Трудно опять начинать все сначала.
Завтра будешь ты другой,
А я всегда с тобой, всегда с тобой.
Не бойся, все уже прошло,
Теперь все будет хорошо,
Вернутся все твои мечты,
Все будет так, как хочешь ты.
Пусть слабы твои шаги,
Ты все равно беги,
Беги вперед, не глядя.
Песни ждут тебя везде –
И в солнечном дожде,
И в звездном снегопаде.
Все искрится и звенит,
Предательски пьянит
Вино из белых лилий.
В небо на крыльях безумной любви!
Прошлого сумрак становится пылью…
Завтра будет новый день,
И музыка наполнит все вокруг…

ІV часть

Танцкласс

Осень… Люди в это время оглядываются назад, подводя итоги прошедшего года, прошедшей жизни. Каждому хочется высказать то, что он понял. Но порой времени не хватает даже на одно слово… Под молчаливый танец ухода героев «Танцкласса» Ведущая продолжает свой рассказ.

Ведущая. Безжалостные удары судьбы! Безжалостные! Морфий и алкоголь, лишь на краткие мгновения уносящие Эдит в непроницаемый мрак покоя, постепенно превращали ее тело в ничто. Ревматизм изуродовал ее ноги так, что она могла выходить на сцену только в сандалиях. В ее жизни появился стойкий запах осени.

И вдруг — словно зыбкий луч света, прорвавшийся сквозь темноту низкого осеннего неба, чтобы в последний раз обогреть умирающую, уставшую землю, в ее жизни появился Он. Его звали Тео Сарапо. Ему едва исполнилось 27 лет.

Париж гудел, как растревоженный улей. Слухи, разносимые злыми языками, обступали со всех сторон. Но она ничего не слышала, она была счастлива. Это было так, как если бы поздней осенью расцвел ландыш.

Тео Сарапо… Он стал для нее всем. Она сделала его певцом, он подарил ей свою любовь. Как измученный жаждой путник, пила Эдит живую воду любви; она знала, что это были последние глотки счастья — три автомобильные катастрофы, цирроз печени, постоянное присутствие смерти, наркотики и алкоголь растащили ее тело на куски, изменили его до неузнаваемости.

Молодой мальчик и старая уродина!

Ее взгляд остановился на окне, где солнце разбрасывало любовь лучами света. Один из них коснулся глаз Эдит. Это был поцелуй Тео. Но она этого уже не видела — она ушла туда, куда возвращаются звезды после жизни на земле.

Они больше не танцуют – они в танце рассказывают свою жизнь. Им пора уходить, но так хочется ухватиться за эту жизнь, хоть на миг, хоть на вздох, хоть на слово. И они говорят его – это слово, продлившее на себя их существование. Они исчезают, и лишь эхо еще какое-то время удерживает в наших сердцах воспоминание о них.

1-й. От дома – к дому, от дома – к дому, и никогда – обратно.
2-й. Оставил записку «Сейчас буду» и ушел навсегда.
3-й. Люди гибнут за металл, я тоже немножко люди.
4-й. Что деньги? Власть – это все!
5-й. Я верю в Бога, и я счастлива!
6-й. Разве можно придумать отчаянье?
7-й. Стадо – это хорошо, можно никого не бояться, кроме другого стада.
8-й. А я бы никогда не танцевала!
Юноша (все это время он пытался избежать встречи с Эдит). Больше никто не умрет, потому что умер я!
Эдит. Любовь! Любовь! Любовь…

Она уходит спокойно, словно видит свет там, где никто не смог его разглядеть.

Осень –…

В жизни каждого человека наступает момент, когда для него светит один, последний луч. В этот миг человек остается наедине со своей душой… Осень… И острее становится боль разлуки. Осень… И тяжелым ударом обрушивается на нас:

Прощай… Прощай, жизнь…

Я НЕ ЖАЛЕЮ НИ О ЧЕМ!

По сцене мечутся старухи, словно нищие милостыню, выпрашивая у судьбы последний глоток жизни. Они хватаются за жизнь цепкими пальцами, но ничто уже не в силах удержать этот ветер, который уносит их души.

Фонограмма:

Мой Боже! Зажги для меня утро, опали дыхание мое прикосновением, сбереги мою потрясенность перед робким взглядом — не дай исчезнуть безумству любви!


Аплодисменты. В круге света – Эдит Пиаф. Она слаба, ноги едва держат ее, а свет слепит, но все же она делает шаг. Выбегают ангелочки, они молят ее о прощении, и она прощает их и принимает от них золотой плащ и корону, так давно заслуженную ею. Она откидывается назад, и Он, ее последняя любовь, подхватывает ее. Мимо них вереницей проходят образы, созданные ею в песнях, подсказанные самой ее жизнью, и она с улыбкой рассказывает о них Ему. Она прощает судьбу и благодарит за все. Она исчезает, и в Его руках остается лишь золотой плащ – ее блистательный дар, который она отдала миру – ее песни, ее голос, который еще долго будет звучать, проникая в самое сердце:

Я НЕ ЖАЛЕЮ НИ О ЧЕМ!