Крик или В ожидании Ангела любви

Символическая пьеса

 

Тот, кто придумал любовь, отчаялся объяснять
нам, как стать людьми. Наверное, чтобы научить
человека отдавать, ничего не требуя взамен,
нужно было придумать любовь.

 

Наши души скитаются по звездному серпантину Вселенной, пытаясь отыскать друг друга в беспредельном космическом безмолвии и обрести смысл…
Эта Душа являлась на Землю тысячи раз в разные времена, разные эпохи, в разных обличьях… Она приходила в образе мужчины и женщины, птицы и ребенка… Сменялись столетия, изменялась планета и люди… Все менялось. Одно оставалось неизменным – чувство, терзавшее эту Душу от рождения и на протяжении всех воплощений. То непостижимое, сладостное и мучительное безумие, имя которому – Любовь. Любовь, подарившая этой Душе вечную жизнь и ежесекундную смерть. Любовь, которую нельзя передать словами. И все же… Ее дыхание, цвет, вкус и запах в этих письмах, которые, как желтые осенние листья, развеялись по Млечному Пути в поисках Того, кого невозможно найти и нет сил забыть…
Эта пьеса – письма, ожившие символы любви.

Действующие лица:

Стихии, оживляющие эмоции

Женщина в ожидании Ангела Любви
Блики ее души в состоянии Вечности
Рок, приносящий в нашу жизнь символы чувств
Ангел Любви
Писатель

Ожившие эмоции, пришедшие к нам в виде:

Женщина – цветок-убийца
цвет запекшейся крови

Женщина – неоживший портрет любви
цвет земного, не сумевшего стать небесным

Окостеневшая Вера и Страждущая душа
цвет затхлой кельи и божественной невинности

Женщина – статуя, превратившая свою любовь в
цвет ожившего мрамора

Юность и Старость
угасающий цвет быстротечности жизни

Женщина – снежный ком
цвет пушистого снега, покрытого льдом обмана

Женщина – искушение
нашедшая свой цвет в бокале вина

Женщина – механизм любви
цвет осознанной любви

Мальчик – девочка
ищущий свой цвет любви

Женщина – свеча, тающая на наших глазах,
уносящая с собой цвет истины

Женщина – рептилия
истязающая себя в поиске истинного цвета

 

Пространство, в котором мечется Человек. Его душа плачет. Она одинока. Она никому не нужна. Последняя нота страдания, и он, Человек, начинает действовать. Его видения оживают, они начинают жить не только в его фантазии. Ведь, стоит только захотеть что-либо понять, и наши желания тут же начинают сбываться. Этот человек захотел познать «истину любви», и водоворот воспоминаний закружил его.

Пустая и серая комната. Человек стоит спиной, глубоко задумавшись. Это Писатель. Он резко выбрасывает исписанные листы бумаги.

Писатель. Надоело. Все мне надоело. Мне двадцать, я еще ничего не сделал, ничего не создал, не открыл. Я нигде не был, никак себя не проявил, никого не люблю, никому не нужен и ни в ком не нуждаюсь. Жизнь проходит бессмысленно… Тонны пепла, цистерны выпитого кофе, даром потраченные годы. Бездарная жизнь… У меня нет дачи, яхты, собственных апартаментов, сотого, шестисотого, мои друзья не знают языков, не отдыхают на Канарских островах, даже не могут отличить морфий от зубного порошка. Меня не интересуют лейбы на трусах, и ноги из журналов — не мой идеал женщины. Я не знаю, чего я хочу. Монолог неудачника. Стоп! Я знаю! Я хочу сделать то, что смогу сделать только я. Я силен в трепе, я буду писать книги, пьесы о самом-самом. Я буду смотреть из-за кулис, как зал рыдает от восторга! Честен буду, буду искренен. Я покорю этот мир буйной фантазией моего неординарного ума. Новое слово, ага. Свежий ветер, ага. В этом отстое современной прозы. Писатели! Да я скажу о том, о чем мужчины никогда не говорят, но знают не хуже женщин. Я хочу познать истину любви… (возникает субстанция, которая разделяется на Ангела и Дьявола, Добро и Зло, Выбор и Рок. Отныне они всегда будут рядом с Писателем, один в его произведениях, другой – в жизни). Истина любви… Что ж это может быть? Триллер, драма, комедия… Банальная история! (пишет) Мальчик… Мальчик полюбил девочку…Мальчик полюбил девочку, девочка полюбила мальчика… Они должны быть счастливы всю жизнь, но… У них ничего не получилось. Много лет, много веков их души приходят в этот мир снова и снова, но… Пусть помучаются, а? А там – посмотрим.


I часть

Банальная история

Девочка и мальчик. Такая детская любовь, наивная и трогательная. Но страсть не дремлет – ее движение выражено в насилии. Оно – основа этих двоих – мальчика и девочки.

Дети играют в песочнице, и никто из них еще не знает ни обид, ни страданий. Все они веселы и беззаботны. Маленький мальчик и маленькая девочка сталкиваются, потянувшись за одним воздушным шариком. Это их первая встреча. Но Рок всегда рядом с людьми, даже когда они еще дети. Шарик лопнул, как и радужный мыльный пузырь их еще не зародившейся любви…

***

Девочка, уже выросшая и превратившаяся в Женщину в ожидании Ангела Любви, измучена неясными картинами из ее первого воплощения. Память уносит Ее в то время, где произошла их первая встреча… Память уносит туда, где случилось то, что не дает им встретиться вновь… Воспоминания мучают ее и притягивают к себе, как магнит. Она мечется по комнате и пытается бежать от них, но в этой комнате настоящие хозяева – ее воспоминания… Вскоре они из бесформенных теней превращаются в живую картинку их первого воплощения, в котором Она была мужчиной, не сумевшим совладать со своей страстью к юной девочке.

Я знала, что это произойдет. Знала и ждала.
В тот вечер, когда я увидела тебя, все внутри меня оборвалось, музыка обрушилась водопадом в моем сердце, и странный голос холодно, как приговор, изрек: «Это Он».
Безжалостный Рок будет гнать меня по свету в поисках искупления греха за ту первую ошибку, о которой я помню все, начиная с запаха волос, подвязанных розовой ленточкой и глаз, застывших в немом крике: «Не надо».
Всепоглощающая страсть вновь по капле проникает мне в кровь, как и тогда, в те времена, о которых нет сил забыть и в которых нет мочи что-либо изменить, она разбрызгивает свои ароматы по комнатам и коридорам замка с ржавым скрежетом «Воспоминание», и нет возможности от этого запаха скрыться. Он волнует меня и, я знаю, вновь толкнет на безумство.
Помоги мне. Останови колесо безысходности. Прости меня того, грешного, тогда, и прими мое покаяние сегодня. Я слабая женщина. Я устала мучаться.
Если бы ты знал, как мне хочется уткнуться в тебя, кем бы ты ни пришел в этот раз – мужчиной или женщиной, ребенком или птицей, — и уснуть у тебя под крылом спокойно, быть может, впервые за три столетия.
Ты не смогла простить мне безумия в том первом парке, где я был еще мужчиной, а ты – чудом, которое я уничтожил… Ты не любишь меня…
Одна. Всегда одна, Это так просто и так невыносимо. Чем мне заняться? Куда идти? Зачем? Где найти то, о чем не стоит говорить вслух и нет сил молчать?
Небо падает. День растекается гулкими шагами по безлюдным улочкам. Беспросветно.

Комната Писателя.

Писатель (сминает исписанные листы). Беспросветно… Отличное начало, кажется, пора заканчивать. Я делаю себе имя на женских слюнях? Нет, я не делаю себе имени на женских слюнях, потому что тонкости и изгибы души женщины – это, как правило, всегда перегибы. Не хватает энергии, захватывающего начала, чего-то яркого… (Появляется Рок, он готов создать мишуру, под которой исчезнет истинное) Страсть! Дикая, огненная страсть, как дикая лава, как раскаленная стрела! (В руках у Рока, как у фокусника, из ниоткуда, появляется стрела, он направляет ее в еще несуществующую цель) Ха! Вообще-то я понимаю, что такое сгорать в пламени страсти… Красный цветок исторгает из себя ядовитые брызги безудержных чувств. Как жаль, что экзотические растения долго не живут, — они сами себя опустошают… Хотя это очень гуманный ход: сожрал сам себя и обезопасил окружающих. Сам себе жертва, сам себе маньяк; сам себя признал гением, сам себя развенчал, скомкал и выбросил в мусорное ведро!


II часть

Цвет запекшейся крови

Женщина – цветок-убийца

Она любит. Она счастлива. Страсть заставляет ее танцевать танец соблазнения и убийства любви. Стрелы в ее руках посылаются в жертву любви с уверенностью и с восторгом. Мгновение – и любовь уходит, уводя за собой радость и восторг. Оставшаяся стрела, так вовремя поданная Дьяволом, входит в сердце все глубже и глубже. Убитая нашими руками, Любовь не оставляет нас безнаказанными – мы мучаемся сильнее, чем наша жертва.

Злой Рок любуется своим созданием – Женщиной-страстью. Он предлагает ей Любовь, но вместе с тем подает ей и стрелу – символ страсти. Она принимает и то, и другое. Но своей безудержной страстью она уничтожает Любовь. Оставшись одна, наедине со своими чувствами, она мечется, словно слепая, натыкаясь на стены. Она понимает, что потеряла Настоящее. Она зовет Любовь, и Дьявол снова предлагает ей стрелу – вот она, любовь, такая, как ты хочешь. В отчаянии Женщина-страсть уничтожает сама себя своим же оружием.

Мой голубоглазый король.
Когда-то, в день плачущего лета, я была рядом с тобой. Это была мелодия, красивей которой я не услышу никогда. Она так вилась вокруг тебя, так заглядывала тебе в глаза, но ты отринул ее, даже не увидев, и она, обидевшись, умерла. В тот день я на несколько столетий убила в себе всякую надежду на прощение.
Пустота и еще раз пустота оглушала меня своей стойкостью. И вдруг — вопль, идущий из ниоткуда, разрывает жалкое безмолвие, картину с названием «Дождалась».
Нельзя выпускать из себя зверя так далеко — он может почувствовать и полюбить свободу и не вернуться.
Я услышала бой часов и накликала на себя напасти.
Здравствуй, мой огненный ангел!
Боль моего сердца, бесконечная беда и восторг мой!
Колдун. Светлый. Сероглазый. Темный Безжалостный Колдун.
Задолго до того как… я испила бокал с травой, настоянной на страсти… Зачем? Кто дал приказ меня тем ядом опоить? В страданиях проходят дни и ночи, мне в сестры безысходность просится, а в братья – полный мрак.
Пусти меня, прости меня, люби меня…
Вот уже вечность, как я роюсь по закоулкам своей памяти, чтобы найти хоть маленькую зацепку, недолгий вздох прощения. Но все безуспешно — тебя нигде нет. Куда бежать, где найти огромные свечи, которые восковым треском озарят брызги воды, вылетающие из-под весел?
Песня заунывная, тягучая, холодная и безрадостная, длится всю жизнь. И миг смерти неотвратимо близок.
Я бьюсь в подушку и не понимаю себя: хочу быть другом твоим, потому что я – мальчик; хочу быть твоей любимой, потому что я – женщина; хочу быть твоим учителем и учеником; хочу понять себя, чтобы ты, тот, кто придет в этот раз, смог простить меня и разделить мою любовь.
Смеюсь над своим безумием и плачу от страха в твоих глазах.
Во мне просыпается дикий зверь, он истошно вопит: “Любви мне! Дайте мне любви”. Я вскакиваю, и он растворяется розовым бантиком у меня на стене. Прости мне атласную ленточку цвета румянца, затерявшуюся в колючках дикого кустарника. Сделай снисходительный жест в сторону, где я плачу, – улыбнись без обиды.
Валяюсь в грязи прошлого и, не отряхиваясь, ухожу еще в одно будущее пыток.

Комната Писателя.

Писатель. Валяясь в грязи прошлого… Не могу больше выдавить ни строчки. Лава иссякла! Тоже мне, страсти-мордасти, мыльная опера! Мы пытаемся понять кого-то, порой даже не понимая самого себя… Я попытаюсь понять самого себя… (видит таракана, пугается, отряхивается, и это наталкивает его на новую мысль) Шагу нельзя спокойно сделать, только пошевелился, а уже кого-то раздавил! Пол просто усеян потенциальными жертвами! А потом плати: карма-шмарма, расплата за грехи…
Вообще-то, как легко быть человеком, нужно им просто быть. Жизнь – это гонка за идеалом. Ищем идеал, ждем, мучаемся, а когда, наконец, встречаем идеал, начинаем лепить из него шедевр по своему образу и подобию. Мы переделываем, реставрируем. Но пройдет время, и мы понимаем, что ничего не получилось.
Как все-таки легко быть с человеком – нужно с ним просто быть.


III часть

Цвет земного, не сумевшего стать небесным.

Женщина – неоживший портрет любви

Как часто хочется открыть окна, чтобы было не так страшно чувствовать Его приближение.
Как больно понимать, что тот, кого ты любишь, не видит в тебе тебя, ему это не нужно. Терновый венок так невыносимо сдавливает виски, разорвать цепь вымысла и реальности – невозможно. Слезы отчаянья разливаются по сцене и покрывают любящую с головой.

Она мечется по комнате в предчувствии чего-то необъяснимого и неизбежного. Она боится этого, и в то же время открывает все окна, чтобы впустить его. Темнота пугает ее, свет слепит. Но вот Он приходит. Она счастлива. Но вместе с ним приходит и Другая та, которую Он любит. Он, словно художник, создает в своем сознании ее портрет, но он слишком отличается от реальности. Он любит не ее, а тот образ, который в ней увидел. С этим она должна смириться, но она не хочет. Она отказывается от тернового венка, который Дьявол принес в ее жизнь и отдает его той, которая согласна принять его и нести всю свою жизнь, чтобы не потерять Любовь.

Давая себе слово не докучать письмами, я, как всегда, не сдержала его.
Это одно из той тысячи ненаписанных писем, которые я сожгла в своем сердце.
После полуночи неведомая сила тянет меня к столу и начинает дотрагиваться длинными пальцами до чего-то глубоко-глубоко спрятанного внутри меня.
Я пишу тебе. Странное чувство охватывает меня, объяснить его природу не могу. Что-то объемно-бесформенное входит в меня, в каждую молекулу, в каждую клеточку крови, и чувствует себя хозяином надо мной.
Сказать, что я люблю тебя, такого, каким ты пришел на этот раз, я не могу. Это не потрясение, не безумие, не восторг – это истина.
Пришел ты. Вечный. Мой.
Это началось.
Сейчас, когда я не вижу твоего лица, мне и хорошо, и плохо. Как-то странно и волнительно. Но я знаю: это так всегда начинается. Это не любовь, нет, не любовь. Это что-то огромное, сильное и никому не подвластное.
Мой мальчик. Ты хочешь уехать куда-то туда, где есть арки и много света, где очень хорошо и где настоящая жизнь.
Мой любимый смешной фантазер. Жизнь – это только сейчас и только здесь. Завтра и вчера не бывает. Есть вечное Сегодня, и у каждого оно свое, особенное. И если ты не успел почувствовать запах осенних шелестящих листьев на еще зеленых деревьях, значит, что-то не так. Остановись. Прислушайся. На улице должно быть холодно. Ветви деревьев вяло танцуют странный танец агонии лета. Это окончилось ожидание. Пришел ты.
Все начинается.
Я знаю. Ты – Настоящий. Вечный. Твое имя – Любовь. Безответная.
Открываю дверь в осенний мрак и становлюсь туманом страсти. Мраморной статуей застываю у твоих окон. Пусть дождь и снег уничтожат мое окаменевшее тело.
Не бросай меня. Не жалей. Переступи барьер обид.
Вечность на твоих губах ухмылками играет музыку траурного шествия нашей несостоявшейся свадьбы.
Но ведь это не так. Ведь все это было. И белые платья на двух невестах, одной из которых была я, а другой – снова я, настоящая. И женихов было двое – красивый мужчина и ангел с золотыми волосами, касающимися плеч, и поцелуем, уносящим в небытие, и цветы из икон, устлавшие весь пол, и кольцо, надетое на палец, сотканный из воздуха.
Ты ничего не помнишь? Неужели ты все забыл? Этого не может быть. Твой поцелуй до сих пор щекочет мне губы.
Может, я все это придумала?
Как горько и больно себе это говорить.
Но…
Сейчас не принято плести венки, и я не лесная нимфа.
Но…
Как безумно хочется с тобою быть. До крика. Все время. Каждую секунду. Каждое мгновение.

Комната Писателя.

Писатель (перечитывает написанное). Каждую секунду, каждое мгновение… Нет, что, сидеть, ждать, пока оно на тебя сверху снегом-градом сыплет? Некогда! Не те времена! Никто сегодня не сидит и любовь просто так не ждет… Люди – большие молекулы. Мы постоянно находимся в Броуновском движении, разрываемся на разные полюса, мечемся между землей и небом, душой и телом!.. Душой и телом! Тело любит мальчика из хора, душа любит Бога… Убийца собственной души! Да, это интересно, это даже актуально! Жаль только, что те, которые возводят это в норму, даже не догадываются о том, что они делают… Да! Тело любит мальчика из хора, душа любит Бога… Какое-то очередное раздвоение личности! О, закрытые кельи наших душ, вы навсегда сохраните тайны ваших затворников… Как мало счастливчиков могут соединить любовь и страсть, жизнь и смерть. Мало кто знает: в этом поединке нет победителей…


IV часть

Цвет затхлой кельи и божественной невинности

Женщина – Окостеневшая Вера и Страждущая Душа

Душа и тело… Земное и Божественное… Любовь и Страсть… Борьба не на жизнь, а на смерть. Как трудно бороться с Душой, не желающей бороться! Как тяжела пытка выбора! Выбор чего-то одного – мирской жизни или божественного существования – всегда трагичен. Это испытание для каждого мучительно.

Дьявол бьет в колокола. Монашки бредут в свои кельи, чтобы там остаться наедине со своими молитвами. Дьявол, скрываясь под личиной смирения, беспрепятственно входит в монастырь и… выбирает одну из келий.

В этой келье монахиня истязает себя за земную любовь.
С детства Божия невеста,
В монастырских стенах тесно,
Влюблена в портрет в молельне –
Лик с иконы бестелесный,
Я боюсь!
Звуки хора, голос свыше:
«Этот мальчик – не Всевышний!
Грех и Дух не путай, слышишь!» –
По спине железом пишут.
Я молюсь!
У него лицо иконы!
И мои ночные стоны
Не услышит этот мальчик,
Что поет в церковном хоре.
Я люблю! Я люблю!

Монахиня падает в изнеможении. Она уже не в силах бороться со своими чувствами. Единственное, что может удержать ее, это ее собственная Душа. Монахиня пытается переделать ее на свой лад, но у нее ничего не получается. И тогда она решается уничтожить Душу. Но жизнь без души равна смерти.

Монахиня. Я много говорю, и это плохо.
Душа. Воздух мечты дурманит мое сознание, и я представляю себя рядом с тобой.
Монахиня. Пусть пробуждение будет жутким!
Душа. Эти мгновения забытья, – они стоят того, чтобы менять их на эту никому не нужную реальность.
Монахиня. Я продлеваю их и отдаю в залог блеск моих глаз и восторженность полета в великое НИКУДА.

Колокольный звон.

В висках — звон колоколов, как в день великого Поминовения. Рассвет не наступит никогда.
Душа. Лежу, свернувшись кошкой на подушке, и думаю о тебе, моя приближающаяся зима. Как, должно быть, чудно засыпать на твоем плече…
Монахиня: В действительности это, наверное, еще чудесней, чем в моих грезах!.. Я закрываю глаза и желаю тебе спокойной ночи.
Душа. Мой единственный, проваливаюсь в свою страну, такую странно-захватывающую, брожу с тобой по улицам и замершим рекам, протягиваю пальцы, чтобы ты их согревал, и пытаюсь свыкнуться с твоим отсутствием.
Монахиня. Пытаюсь — и не могу привыкнуть!.. У меня нет сил кричать и молить тебя о пощаде – не уходить из моего ада бытия, не оставлять меня одну… Хотя, нет! Прости мои домогания. Я понимаю, это пытка — слушать весь этот бред, но ты – глоток воздуха, без которого мне не дотянуть до рассвета. Господи, где все те ценности, что казались вечными? Где былые покой и уверенность? Куда все исчезло?! Просто вошел ты и изменил все!.. Ночь. Не дышится, не спится, не живется – все «не»… Неужели ты меня не захочешь понять?! Синий бархат ночи украшает себя бриллиантами звезд. Холодно от мысли, что ты не приснишься мне. Приснись!
Ло-ли-ло, я пью твою любовь,
Крепкую, как смерть, холодную, как лед.
Ло-ли-ло, внутри твой голос поет:
«Здесь мое счастье давно меня ждет!»
Ло-ли-ло, ли-ло, ли-ло-ли
Помоги мне согреться,
Дверь не запирай!
Тебя звали Сердце,
А меня – Печаль…
Держи меня крепко,
Назад не пускай,
За миг до рассвета
Не ускользай!
Ло-ли-ло, я пью твою любовь,
Крепкую, как смерть, холодную, как лед.
Ло-ли-ло, внутри твой голос поет:
«Здесь мое счастье давно меня ждет!»

Комната писателя.

Писатель. Что за жизнь! Какой-то тупик! Кино… Моя голова не могла такого придумать! Гниешь перед телевизором, ходишь на работу, общаешься с друзьями, которые шепчутся за твоей спиной, и вдруг в твоем воображении внезапно появляется образ. (появляется Рок) Придуманный, но единственно настоящий. (к Року) Ну как, легко жить в придуманном мире? (снова возвращается к своим размышлениям) Ну да! Ведь для того, чтобы принять реальность такой, какая она есть, нужно просто полюбить ее. Полюбить со всеми недостатками и пороками. А мы ленимся любить – мы слишком заняты собой. И мы всегда не готовы к встрече…


V часть

Женщина – статуя, превратившая свою любовь в цвет ожившего мрамора

Любовь, посетившая обитель красоты, превратилась в самолюбование. Цветы, разлюбившие солнце, становятся сухой травой…
Дьявол создает искусственный сад из искусственных цветов. Она на это согласна. Одурманенная запахом цветов, она сама создает свою Любовь. Появляется Он. Он кружит в этом саду, восхищенный ее восхищением и смотрящий на себя ее глазами. Но она и сама знает, что придумала его и любит в нем лишь игру своей фантазии. Это уничтожает Его, Он тает, словно мираж, к которому приблизились слишком близко. Он не может существовать в реальности. А Она выбирает мир своих фантазий, и все, что Ей остается – это собирать неживые цветы, которые Она сама создала.
Бессилие, ночь, бокал недопитый
И дымка несказанных слов…
Вы были со мной беспредельно открыты,
Но не верили в нашу любовь.

Пр.: Что ж, пусть это так!
Да, это так.
Отверженность, боль… Какая досада:
Вы умерли в сердце моем.
О, если б Вы  знали, какая услада
В прощеньи без слез и без слов

Пр.: Что ж, пусть это так!
Да, это так.
Все будет так!
Все…
Ах, я закрываю глаза и чувствую тебя рядом.
Буду лежать так вечно и ждать тебя. Приблизь ко мне свое лицо, но только не смотри на меня — ты самый лучший художник, и я боюсь этого, ведь ты сразу заметишь на моем лице морщинки, и, может быть, тебя это не обрадует.
Давай поиграем. Я тебя буду любить, а ты… как хочешь!
Или: Я буду о тебе думать, по ночам скучать, а ты…
Или: Я буду целый день улыбаться и нежиться в твоем случайном взгляде, улетать в бездну от шороха твоих ресниц, а ты…
Я знаю, ты захочешь мне что-то сказать и даже если скажешь не то, чего я жду, – все равно, я буду ждать и мучаться, потому что я придумала тебя, моя любовь, и никому не отдам.
Наверное, это смешно, но я не хочу смеяться. Хочу прижаться к тебе и не дышать. Я тебя пугаю?
Не бойся меня. Я сама тебя боюсь.
Когда я открою глаза и пойму, что это был сон, – очень обрадуюсь и попрошу Бога посылать сны о тебе каждую ночь. И целый день я буду мчаться навстречу ночи, чтобы поскорее раствориться в твоем взгляде, чтобы утонуть в твоей улыбке, чтобы задохнуться в твоем бездонном поцелуе.
Попробуй хотя бы еще раз в жизни поцеловать меня так, как тогда, помнишь?..
Знаешь, я готова на все, лишь бы ты был рядом. Я странная? Нет, ты странный…
Если хочешь, пошли мне хотя бы воздушный поцелуй, а потом маленький-маленький поцелуйчик, а потом один просто поцелуй, а там, глядишь, ты поцелуешь меня так, как я хочу поцеловать, чтобы умереть у тебя на губах… А может быть, ты влюбишься в меня, как сумасшедший, и мы будем качаться на качелях в парке, где много цветов, звезд и тебя, а все остальное – неважно.

Комната Писателя.

Писатель (он все больше недоволен тем, что создает). А все остальное неважно… Неважно, стало быть, никому не нужно. Что делать? Кто виноват? (На его зов приходит тот, кто на самом деле виновен в его неудачах, – Злой Рок. В руках у него светящийся шар – символ любви. Писатель обращается к нему, считая его плодом своего воображения) А! Как-нибудь на старости лет я обязательно напишу книгу о том, что такое шизофрения как норма жизни, и назову ее «Старческие маразмы моей юности»!.. Да. До старости еще дожить надо…(он замечает шар) А если любовь придет поздно, что тогда? Мы ведь переполнены любовью. Мы сотканы из нее. Нам осталась самая малость – признать это и отдать себя в ее руки… А если любовь придет поздно, ее нужно отдать тому, у кого еще есть надежда на встречу с ней.


VI часть

Угасающий цвет быстротечности жизни

Женщина-старость

Эта птица, живущая любовью, знает, что это чувство нужно отдать. Отдать тому, кто в нем нуждается. Дьявол всегда рядом, он мечтает заполучить его, но лучше уйти из жизни, чем подарок Бога отдать не тому, кто сможет его принять.

Птица, умирающая, но так и не встретившая любовь, из последних сил толкает впереди себя светящийся шар. Каждый взмах крыльев дается ей все с большим трудом. Она несет свою любовь Мальчику, он ее последняя надежда. Мальчику нужна любовь, он ищет ее, но он еще не знает, что с ней делать. Он – словно лист, который бросает ветер. С каждой секундой Птице все труднее лететь, а Мальчику все труднее верить, что он найдет свою любовь. Там, где нет надежды, всегда поблизости Дьявол. Птица пытается защитить свою любовь, и, умирая, отдает ее Мальчику. Но Мальчик еще не в силах удержать и сохранить ее. Дьявол вырывает светящийся шар из его рук. Потеряв любовь, Мальчик теряет себя и увядает, как осенний лист.

Птица. Ты мой мальчик. Единственный. Прости меня за все: мою несдержанность, нападки, неуемность, глупость, нескончаемый поток любви и желания. Не слушай меня. Может быть, мне было бы лучше молчать, но я не могу. Этот вулкан разрывает меня на части, сметает разум, время, ценности, уносит неизвестно куда все, чем я столько лет жила.
Мальчик. Никто меня не любит. Никто.
Птица. Я тебя люблю. Такого, какой ты есть, – безумного, талантливого, ранимого, чуткого, нежного, жестокого, трепетного — самого лучшего. Ты мое счастье, мой простор, мое озеро, моя собака, солнечный зайчик с бирюзовыми глазками, мой айсберг, мое молчание, мой воздушный замок и весь мир, околдованный любовью. Любимый, что бы ни произошло, я всегда буду тебя любить. Ты — моя жизнь, мой Бог, моя душа.
Мальчик. Как темно и сыро. Почему? На улице осень, а в сердце заморозки. Венок воспоминаний вянет на твоей золотой головке, моя маленькая первая любовь. Моя девочка, мой осенний листок. Пусть ветер перемен прибьет этот еще едва зеленый намек жизни к моему окну и позовет своим трепетом того, с кем мне нужно встретиться. Что будет в этот раз? Неужели это конец?
Птица. Мне хочется укрыть тебя, согреть, спрятать от всех невзгод и проблем. Если бы ты захотел посмотреть в мою сторону, то смог бы прочесть в моих глазах все письма, которые я никогда не решусь тебе отдать. Мой мальчик. Я счастлива. Ты подарил мне жизнь. Ведь жизнь — это не только свет, тепло и ты; иногда это беспросветно, очень больно и неразрешимо. Да… Это тоже жизнь.
Мальчик. Гаснет свет. В доме напротив темнеют окна. Слезы устраивают гонки на моих щеках, но их может остановить лишь тепло твоих рук. Но… Их нет. И, должно быть, никогда не будет – ни рук, ни тепла. Как хочется спастись от этой пустоты. Бреду по пустыне твоих чувств и молю о глотке любви из твоих ладоней.
Птица. Каждое утро у меня перехватывает дыхание от мысли, что ты не придешь, и сердце разрывается от стука.
Мальчик. О, святое одиночество! Приготовь меня к первому свиданию с тайной космоса — с тобой, моя Вечная Любовь.
Птица. Ангел мой. Нет, не мой. Просто ангел.

Комната Писателя.

Писатель (юродствуя). Ангел мой… Мой, немой, глухой, слепой, хромой, больной… Очень больной ангел! Все, я отказываюсь работать в таких условиях! Ну почему я должен страдать безвозмездно, то есть даром, за какой-то вшивый happy-end? (заметив Рок, ему) Где мое признание, где поклонники, где шампанское с тортиком? Где мой торт?!! Это, наверное, потому, что я — непризнанный гений! Я эстет! Я писака новой эпохи! (себе) Какая ерунда! Боже мой, какая это все ерунда! Я наверняка прирожденный композитор… Да… Да! И будь у меня рояль, да я б такое наваял, такой happy-end! (обращаясь к Року) Но поскольку рояля нет, я ухожу, извини. (Появляется рояль в кустах. Рок играет на нем.) Хорошо!.. Вообще, тот, кто придумал любовь, наверное, уже отчаялся объяснять нам, как стать людьми. Наверное, чтобы научить нас отдавать, ничего не требуя взамен, нужно было придумать любовь… (начинает играть).

Белые светящиеся коконы неродившихся существ… Их руки пытаются прорвать оболочку, чтобы встретиться с тем единственным, ради которого стоило бы появиться на этом свете.

Нежный и печальный взгляд,
Отрешенное лицо,
Все движенья наугад –
В неизвестное Ничто.
Нет других подобных глаз,
Нет приятнее имен.
Пелена нелепых фраз
И случайных встреч канон…

Припев: Ты моя, ты моя, ты моя

Любовь.

Первый путь окончен твой,
Ясный день сменила ночь.
Смотрит разум неживой
На твою живую плоть.
Ты не раз еще умрешь
На глазах людской толпы…
Будет день, и будет ночь –
Для меня родишься ты.

Припев.

(3 р.)

Судьба снова сталкивает их… В толпе из тысяч лиц, прекрасных и загадочных, он увидел только одно, такое родное и знакомое – Ее лицо. Она вновь появилась в его жизни, легким дуновением коснулась его щеки и унеслась в очередное столетие…

Писатель. Да, неважный из меня композитор. (читает) «Мальчик полюбил… ничего не получилось…» У них ничего не получилось. Кажется, кто-то перестарался познать истину любви! Стоп! Я попробую еще раз, можно? Можно, я попробую еще раз? Ну, должно же, должно же мне что-то прийти в голову! (Рок бросает в него скомканным листом бумаги, они начинают бросаться друг в друга бумагой, словно снежками) Вот мои муки творчества, муки души! Наша душа – это белый лист. И одна из фраз написана осколками обиды. Эта рваная рана порой не дает прочесть больше ни строчки, и нам кажется, что вся жизнь – это расплата за первый и единственный обман. Ничего! Это пройдет. Говорят, все проходит. Кроме одного…


VII часть

Цвет пушистого снега, покрытого льдом обмана

Женщина – снежный ком

Когда нас оставляет любовь, ледяная рука ужаса сжимает наше горло и не дает дышать. Картинки счастья мелькают перед глазами. Ничего не остается, кроме того, чтобы, смирясь, превратиться в снежный ком – ледяной сверху и искристый внутри.

Медленно падает снег. На сцену выходит женщина, продрогшая от одиночества, сама, как этот снег, с покрытыми инеем ресницами и заледеневшими волосами. Мимо нее проносятся картинки жизни, но они кажутся ей неживыми. Невеста в красном бежит от Дьявола, который гонится за ней попятам… Дьявол срывает с нее фату и, словно упрек, бросает ее Женщине. С этим воспоминанием можно смириться, если ты снежный ком чувств…

Проходит все. Кроме одного. Одиночество – мой верный друг.
Прошу тебя, не отдавай меня ему, я так устала от его верности. Не отдавай, пожалуйста.
До чего же отвратительно все это произносить… Вижу себя с протянутой рукой на паперти у статуи Любви. Ты проходишь мимо, не оборачиваясь, такой шикарный, счастливый, недосягаемый.
Неужели ничто не шелохнется в тебе, неужели ты ничего не вспомнишь?
Тот поцелуй, застывший у меня на губах Вечностью; тот утренний час, церковь, улыбки святых из икон, летающего голубя над алтарем, касающегося своим крылом то моего, то твоего плеча.
Неужели ты ничего не помнишь?
Неужели можно это забыть?
Я не могу в это поверить.
Буду сидеть на мерзлой мостовой и заполнять печалью застывшие твои следы на снегу.
Оглянись. Хоть один раз. Может быть, тогда все изменится, и мы начнем все по-другому, не как сегодня.
Но ты не оглядываешься. У тебя нет таких глупых привычек – оглядываться, возвращаться.
Правильно. Это нужно мне одной.
День заканчивается. Тебя нет. И меня нет. Ничего нет. Одно вечное одиночество.

Комната Писателя

Писатель (продолжая спор с Роком). Нет! Ну, нет! Нет покоя одинокой человеческой душе! Такое ощущение, что это ловушка. Какая-то банальная история глупости, из-за которой придется расплачиваться все жизни, ожидая чуда, пытаясь забыть. Все повторяется каждый раз. В каждой жертве кроется насильник, в каждом насильнике – жертва. Это замкнутый круг! Я уже ничего не жду. Никаких ожиданий, никаких обид. Просто очень хочется выпить… Доброе утро, любовь моя!


VIII часть

Женщина-искушение, нашедшая свой цвет в бокале вина

Нет спасения от боли, приносимой воспоминаниями. Есть только забвение в бокале вина, но и оно приходит лишь на мгновение. И все слабее надежда на то, что когда-нибудь может быть найден выход из этого замкнутого круга.

Она просыпается и видит безрадостное утро, которое вновь не принесет ничего, кроме страданий. Отвратительно все, даже собственное отражение в зеркале. И она бросается к бутылке, словно утопающий к спасительной соломинке. Бег по замкнутому кругу превращается в танец отчаяния, от которого не избавиться.

Доброе утро, любовь моя.
Никогда никуда от себя не уедешь, не сбежишь, не скроешься.
Наверное, можно было бы придумать, куда уехать, и навсегда забыть запах моря, твой профиль на фоне увядающего города, твою улыбку, которая сводит меня с ума. Но, я знаю, и тогда ничего не изменится – ты навсегда останешься во мне. Потому что ты – это я, а я – это ты.
Мои поступки иногда вызывали в тебе недоумение, прости! Но пройдет время, и ты поймаешь себя на мысли, что так уже делал кто-то в тебе. Это была я.
Путано и непонятно…
Я всегда тебя ревновала, ко всему, даже к зеркалу, в которое ты смотришься. Ах, если бы я могла стать твоим зеркалом!
Я думаю, что ты скоро покинешь меня.
Как дальше жить?
Никого нет рядом. Ни одной близкой души. Даже забавно: душа может быть близкой, но не твоей. А ты – моя душа, мое лицо, мое дыхание.
Прости, это я виновата, точнее — виновен. Благодаря мне, спустя три столетия, ты вскрикиваешь во сне, задыхаясь от страха и бега, потому что платье путается под ногами, и кусты-предатели цепляются колючками за кружева и рвут их, словно нежную девичью кожу. И ленточка на кусте, как запрокинутая голова, вмиг обмякла и уже не трепещет.
Да, этот крик, этот страх – оттуда…
Прости меня. Хотя, о чем это я?
Сколько веков мы повторяем этот круг, чтобы ты смог простить, а я — вымолить прощение. Столько мук и терзаний, столько испытаний — и никакого выхода. Я знаю, это будет длиться вечно, пока не соединятся любовь и страсть, жизнь и смерть, пока мы не поймем что-то очень важное.
Наша последняя встреча была так же мучительна, как и предыдущая. Ты бросил меня, одну, с ребенком, который не родился, с улицей, хохочущей мне в глаза, и людьми, выказывающими свое отвращение ко мне через толстый слой пудры и завитые локоны, презирающими мою слабость…
Не помню, что было дальше. Ты бросил меня. Что было дальше? Ничего. Без тебя дальше ничего нет. Я пробовала тебя забыть, вырвать из себя, но, увы, это не в моей власти. Я не могу оставить тебя в покое. Это как в «Мастере и Маргарите» – платок, что появлялся у девушки на балу. Он никогда не исчезнет, пока человек не поймет своей вины. Обстоятельства ничего не значат, каждый сам выбирает свой путь.
Сегодня, вспоминая последнюю боль разлуки с тобой, я думаю, следующее испытание не будет столь нестерпимым. Ведь я знаю, за что мне все это…
Если бы было возможно не делать в твою сторону ни одного жеста, ни одного взгляда, напоминающего тебе о моих чувствах!.. Если бы это было возможно!..
Может быть, тогда ты смог бы меня простить и вычеркнуть то ужасное утро из своей памяти, и полюбить меня такой, какая я есть, — сидящей у окна и рассматривающей крыши домов.

Комната Писателя

Писатель (ловит мотылька и разглядывает его и прикалывает к стене). Природа неповторима? Мотылек… Мотылек в моих руках совершенен. Мы хотим наполнить свою жизнь красотой, поэтому мы берем и прикалываем бабочку булавками к стене. Как красиво! Мы любим красоту, прибитую гвоздями к стене. Нам хочется удержать любовь, заковать ее в стальные латы, чтобы она навсегда была твоей, чтобы покой и уверенность стали твоей сутью. Но деспот внутри меня не хочет повернуться к свету – он боится исчезнуть.


IX часть

Цвет неосознанной любви

Женщина – механизм любви

Однажды совершив ошибку, мы так и не находим сил начать жить с любовью. Этот путь – в пропасть, переполненную пустотой и ржавчиной чувств. Это путь в никуда, в осознание чувств.

Бабочка кружит, как напоминание о беззаботной юности. За ней тянется усталая и изломанная женщина-робот. Бабочка наталкивает ее на воспоминания об утраченной любви, но вскоре она понимает, что потеряла все, превратив свою жизнь в налаженный механизм, из которого теперь выпало звено. По инерции он все еще работает… Бабочка для нее – отголоски прошлого, последняя надежда на то, что бывает иначе. Но Дьявол ловит бабочку и лишает крыльев. Совершенный механизм ломается оттого, что не может понять логику случившегося.

Ах, мой глупый мальчик. Ты испугался? Ну, что ты…
Ты ничего не понимаешь. Ты любишь меня. Ты скучаешь без меня. Ты ждешь меня. Ты радуешься моему появлению в твоей жизни, потому что ты ждал меня все эти жизни.
И вот я пришла.
И вальс, и ночь, и грусть, и крик, и страх – никто не сумеет нас разлучить.
И даже если это тебе кажется смешным и невозможным, не пугайся — эта чудная история уже сыграна в вечном человеческом театре, а нам осталось ее лишь оживить.
И поэтому я никуда не спешу. Я знаю, чем это кончится, но тебе не скажу.
Я тебя чувствую. Я умираю от предчувствия счастья, которое пронизывает меня.
Пробила полночь. Еще одна ночь работает на меня.
Через мгновение буду у твоего изголовья. Буду целовать твои волосы, дотрагиваться до ресниц и улыбаться, потому что ты щуришься.
Спи. Спи. Я тоже засну у тебя на груди – это мое любимое место. Ты мой.
Спи, моя любовь.
Сегодня последний день. Да. Последний в моем одиночестве.
Я загадала: если ты не придешь сегодня – я улечу. Вернусь туда, откуда не возвращаются.
У меня нет сил все это терпеть.
Холод одиночества сжимает мое тело безжалостными щупальцами, еще немного — и он раздавит меня. Мне страшно и больно, и никого нет рядом. Это ужасно.
Я не верю, что ты не придешь. Ты почувствуешь, что я не живу без тебя, и придешь. Это ведь так трудно – не жить…
Если бы я смогла объяснить тебе, как ты мне нужен, ах, если бы я смогла…
Тебя не хватает, всего тебя – твоей улыбки, твоего взгляда, рук, голоса.
Ну почему у меня ничего не получается?
Почему ты проходишь мимо? Почему?

Комната Писателя.

Писатель. Почему? Почему нужно расплачиваться вечностью за какую-то глупую первую ошибку? Это несправедливо! Почему нужно страдать, мучаться? Это несправедливо! Любовь – это восторг, замешанный на неожиданности. Я не хочу, как все, я не хочу, как у людей! В этой истории все будет не так! Не так, как у всех…

Рок начинает чувствовать себя хозяином. Он превращает жизнь Писателя в написанную им историю, и толкает его в эту придуманную и оживленную им самим картинку

X часть

Мальчик-девочка, ищущий цвет любви

Чувство или обрушивается, или подстерегает. Насколько твоя душа готова, настолько сильно испытание, посланное ей. В этом мире у всех все так, у всех все, как у людей, кроме тех, у кого не как у людей. Но почему они тоже несчастливы?
Поиски восторга и неожиданности… Мы всегда находим то, что ищем, но не всегда готовы признать, что то, что мы находим, на самом деле нам не нужно. Мы получаем то, что просим и, не в силах отказаться, мучаемся еще сильнее. Наша жизнь превращается в пытку. А истинная Любовь проходит мимо, оставляя нам все меньше шансов на встречу.

Дьявол превращает историю жизни Писателя в химеру «красивой» любви. Свою любовь Писатель находит в гей-клубе. Дьявол всегда рядом. Он приходит к нам под личиной друзей и возлюбленных, а когда открывает свое лицо, мы уже не в силах что-либо изменить…. Он дарит Писателю ненатуральную, кукольную любовь, любовь-забаву. Но… Женщина вмешивается в эту историю. Оставшись наедине с собой, униженный, осознав, насколько изменил своей сути, Писатель чувствует, что гибнет.

Все не так, как у людей. Но я не хочу, как у людей.
В этом мире шумов и оглушающей тишины твои шаги – самая любимая тема в моей фонотеке.
Ты — моя крепость, в которой я не хозяйка, в которую так трудно прорваться — ров всегда полон воды, а мост еще ни разу не опускался. Наверное, есть потайной ход, но мне не нравится проникать куда бы то ни было тайно. Я подожду, когда во рву высохнет вода, мост опустится, и ты придешь за мной, гремя доспехами. А я спрошу: «Который сегодня год? Мне пора в иное столетие», поцелую и исчезну.
Знаешь, весь день ветер сходил с ума от зависти, что у меня есть ты. Весь день он пытался заманить меня в свою игру…
Как глупо обещать мне настоящее чудо, если я знаю, что чудо – это ты, мой ангел с небесными глазами.
Я счастлив.
Ты моя мечта, моя фантазия, мое небытие.
Если ты придешь завтра, а не сегодня, ничего не произойдет — я просто умру.

Она снова появляется в его жизни. Но… Дьявольская игра завела его слишком далеко. Она опять опоздала. Он не может скрывать от нее правды и не в силах раскрыться. Единственный выход, который он видит – отказаться от Нее навсегда.


XI часть

Женщина-свеча, тающая на наших глазах, унося с собой цвет истины

Как трудно решиться на самый главный шаг. Как трудно разорвать путы добра и зла, не дающие почувствовать свободу. Свеча должна погаснуть, чтобы Бог вновь ее зажег.

Она принимает от жизни все, любит в ней и добро, и зло. Ангел и Дьявол борются за нее, но она не разрывается между ними, потому что принимает в любви и хорошее, и плохое. Она прощается с любимым, зная, что такое настоящая любовь, и эта любовь навсегда останется в ней. Она уходит в никуда, и Дьявол спешит потушить свечу.

Вечная история продолжается. Вновь кто-то не понял кого-то. Это не страшно. Я все вынесу.
Я разъединяю наши жизни. Ухожу. Закрываю дверь, за которой царит новый мир реальной фантазии, и стараюсь забыть холодный испуг твоих глаз.
Ты даже не догадываешься, как это больно, когда от тебя не хотят ребенка. Не уничтожай меня ледяной реальностью! Наш ребенок не будет говорить с тобой, не будет плакать и смеяться, не будет носим тобою на руках, не будет наказан, но и не будет обласкан. У него не будет реальной жизни.
Но он будет.
Не убивай нас нелюбовью. Тот, кто внутри тебя, любит нас и, порой, без твоего ведома приходит ко мне… Я благодарна тебе за послушание… Скоро это кончится. Сегодня мне было видение – комната, из которой все исчезает, захлопываются окна, закрываются двери, и гаснет свет. Это конец.
Трудно жить жизнью, уже когда-то давным-давно начатой кем-то…
Я знаю, если ты не будешь приходить наяву – это не страшно. Если к тебе придет настоящая любовь, я пойму – это прекрасно. Если ты забудешь меня, стало быть, так и должно было случиться.
Хочешь узнать мою тайну? Каждую ночь ты все равно со мной. Я буду говорить с тобой всегда, потому что по-другому не могу. Не пугайся. Утро после ночи будет начинаться с пожара в моей груди, мои слова любви обратятся в пепел и развеются по ветру. И быть может, когда-нибудь ты тоже полюбишь этот цвет. Потому что этот цвет – цвет нашей любви.

Комната Писателя

Писатель (отчаянно мечется по комнате). Ну что, откроем клетки – свободу птичкам?! Разобьем аквариум – свободу рыбкам? Только что они будут делать с этой свободой? У ящерицы, которая хочет быть человеком, больше шансов, чем у человека, который хочет быть ящерицей. Чтобы понять, чтобы почувствовать, что такое любовь, нужно решиться на что-то очень важное: содрать шкуру, отдать жизнь – да какая разница?! Для каждого это важное – свое.


XII часть

Женщина-рептилия, истязающая себя в поисках истинного цвета

Как легко понять любовь, почувствовать ее – нужно просто решиться умереть. Умереть для всех принципов и мнений, комплексов и страхов. Нужно отдать себя в руки Ангела Любви, чтобы он научил тебя летать. Это очень просто: нужно просто разрешить себе умереть в том, кого любишь.
Ящерица откусила от предложенного Дьяволом яблока Познания Добра и Зла и сделала свой выбор – пожертвовать собой ради любви. Она скрывает с себя кожу ящерицы, под которой – живая душа женщины. Дьявол торжествует, полагая, что еще одна душа стала его.
Мой желанный варвар. Бессердечный вандал, ожившее изваяние. Все ужасно, но в тоже время прекрасно. Я счастлива! Быть может, завтра все будет по-другому, но сегодня я задеваю крыльями ночные облака, ношусь по коридорам и с волнением вспоминаю имена. Как много прекрасных имен в этом мире, и за каждым – судьба. Я хочу найти для нашей любви самое светлое, самое счастливое! Нужно остановиться и подождать – кому повезет.
Ах, если бы я смогла родить – это было бы самым лучшим творением в нашей жизни, которое положило бы конец этому проклятию.
Я знаю, ты уйдешь, и сомнения будут изгрызать меня, но он, наш ребенок, родится. Я откажусь от всего, даже от самого главного — от тебя, но он будет жить.
Жаль, что ты никогда не увидишь его, а если случайно познакомишься, то не поймешь, что он – это ты.
Жаль, что он не будет никогда любим тобой, но не волнуйся — моей любви хватит, чтобы оградить его со всех сторон, от всех ветров и невзгод. Он прорвет это кольцо рока и будет жить жизнью нормального человека.
Мне хочется, чтобы у него была твоя походка, лицо, глаза и эта безумная улыбка, которая толкает лифт внутри меня так стремительно, что у меня подкашиваются ноги. А больше мне ничего не надо.

***

Женщина в ожидании Ангела Любви… Она стоит одна, и над ней кружатся черные птицы – души, ставшие добычей Дьявола. Она поняла, что в этой жизни они не смогут встретиться. Она прощается с жизнью, ведь жизнь – это Любовь. Черные птицы разрывают ее на части.

Он, конечно же, бросил меня. Так мило, тактично-холодно, как это свойственно лишь ему.
Я стою посреди улицы и не понимаю, какой сегодня век, и почему нет шторма, если чайки, или что там за огромные птицы, носятся передо мной, истошно вопя.
Безумие в маске беспечности на худых ногах в осеннем пальто стоит посреди улицы и пытается что-то понять.
Он меня бросил.
Все так жалко, так пусто…
Трагедия пустоты – самая жестокая трагедия.
Я бьюсь в ней, как бьются в агонии – размеренно и бессмысленно.
Дождь идет только в парке. Жалкий, мелкий, сиротский, как весь мой вид. Ему не жаль меня, мне не жаль его. Все против меня. В душе по гранитным мостовым скатываются потоки тупой боли и захлебываются в пустоте. Вот оно, проклятие: меня никто никогда не полюбит.
Я умираю, и агония моих цепких пальцев на шее этого мальчика – последний всплеск света в моей душе.
Господи! Кто-то выключил свет.
Мысль последним лучом света разрывает опустившийся мрак: «Жизнь – это Любовь» и замирает над распростертым телом, тонущим в осенних листьях.
Огромные жуткие птицы ждут мгновения, чтобы унести чью-то душу.
Осенние листья нашептывают ветру ничего уже не значащие для него слова:
Я одна. Без тебя. С тобой.
Я знаю имя нашего ребенка – Ангел Любви.
Ты меня простил…
Я ничего не боюсь…
Я умерла, любя тебя.
Писатель. Она, конечно же, умерла. Она умерла, любя меня… Вот так закончилась история мальчика, который полюбил девочку… Я не хочу, чтобы эта история закончилась так! Пусть в этот раз все будет по-другому! Я могу ее изменить! Ведь все зависит только от меня…

P.S.

Тот, кто отдал жизнь ради другого, будет жить вечно. Тот, кто не искал покоя, получит его. Крылья расправятся за его спиной, и эти крылья – Великая Любовь, способная творить чудеса.

Ящерица оживает – из окровавленной кожи поднимается уставшая Душа, но ее поддерживает Ангел. Это души Мальчика и Девочки, они оба прощены. Ангел заново учит ее летать. Их души воссоединились навсегда.

Дьявол еще пытается бороться. Он ищет ускользнувшую из его рук Душу. Но уже поздно. Одна жертва искупила грехи и тех душ, которые уже были в его руках.
Странные дни. Я не хочу жить в странном дне,
Где я не вспомню о тебе. Все как во сне.
Где-то сейчас кого-нибудь, быть может, ждут,
Всю жизнь, как несколько секунд,
Кого-то ждут.

Пр.: Не покидай меня, Любовь.
Я не хочу жить без тебя.
Я не могу жить, не любя.
Не покидай меня, Любовь.
Писатель: Как холодно сейчас в моей душе!
Но не хотел я оставаться в пустоте,
Не знал сомнений, но покой
Давно потерян мной.
Куда идти мне от себя?
Я не хочу жить без тебя!
Мне кажется, Любовь пришла ко мне –
Не страсти жалкое подобие желаний.
Я повернусь и полечу к тебе,
Оставив горечь всех воспоминаний.
Пр.: Не покидай меня, Любовь.
Я не могу жить без тебя.
Я не могу жить, не любя.
Не покидай меня, Любовь.