Музей Любви

В пьесе использованы стихи:

М. Цветаевой,
С. Есенина,
Л. Украинки,
А. Яблонской

Женщина Великая тайна космоса.
Женщина — миф. Каждая ее история полна загадок и символов.
Женщины, о которых мы будем говорить, не похожи на других; так же ни с чем не сравнимы истории их увлечений. Но есть чувство, объединяющее всех этих людей, оно делает их похожими на нас с вами. Это чувство — любовь.О, безграничные лики любви!
Эти женщины любили и были любимы. Любили до безумия, до отчаяния. Их искания, их человеческие слабости так же, как и у всех, основаны на желании, на стремлении постичь истину жизни. Каждая из них прожила уникальную жизнь, которая стала и частью нашей жизни. С тех пор мир изменился, но вечные чувства остались прежними, и в сердце каждого из нас бьется пульс истины Земли — «миром правит Любовь».

Действующие лица:

Гримуборная:

Администратор шоу
ВедущаяЛекторФилософ
Роковой
Неопределившийся
Крутой
Манекенщицы:

Романтичная
Уверенная в своей правоте
Ироничная
Язвительная
Недовольная судьбой
Сексуальная
Восторженная
Опытная
Подруги (Любопытные): 1-я и 2-я
Душевная

Исторические сцены:

Клеопатра:
Клеопатра
Служанка-кормилица
Цезарь
Антоний
Ангел
4-е служанки
Айседора Дункан:
Айседора
Есенин
Дети: 1, 2, 3
Девушка в голубом
Гувернантка


Мэрилин Монро:
Мэрилин
Кеннеди
Куклы: 1, 2, 3
Леся Украинка:
Леся
Леся в детстве
Мать
Отец
Мержинский
Квитка
Ольга Кобылянская
Мавка
Лукаш
Мара
Доктор
Священник
Старая служанка
Молодая служанка
Девочка
Красноармейцы
Символы:
М. Цветаева
Смерть

І часть

Гримуборная

Все сходятся к выступлению.

Вошла девушка, жует жвачку. Вздохнула. Ушла.
Лектор. Господи, опять первая.
Философ (снял рюкзак, пропел джаз). О-о-о.

Вошла администратор шоу. Слушает Философа с окаменевшим лицом.

Мир! Очнись! Я пришел… Тихо, как в морге.
Администратор. Дайте прозектору музыку! (звукооператор врубает какой-то ужас) Я просила музыку, а не шумы из ада.
Уходит.
Философ. Я был ей другом, она ушла искать хозяина.
Поспешно сходятся все участники шоу.
Ведущая (показывает платье). Как?
Язвительная. Фантастика ширпотреба.
Администратор. Сегодня распорядок обычный, без изменений. Только 3-й номер в первом показе пойдет после 6-го, а 2-й — после 14-го, а начнет 9-й. Понятно?! Где 5-й номер? Она не расписалась.
Все (показывая в разные стороны). Там…
Администратор. Кстати. После недельного перерыва, мы продолжаем лекции.
Все. О, нет!
Администратор. О, да! Кто виноват, что зрители требуют эксклюзивных показов? А эксклюзив начинается с «фэйса». Эти лекции прикроют ваши зрачки вуалью интеллекта.
Сексуальная. Я начала изучать Дзен буддизм.
Ироничная. Зачем?
Сексуальная. Ты такая странная. Дзен буддизм — это свежий взгляд на жизнь.
Ироничная. Ну, если у тебя в 20 лет несвежий взгляд… сделай чаевые примочки на глаза. Не понимаю — Дзен Будини?
Сексуальная. Ну, понимаешь… Жизнь происходит только сейчас. Существует только настоящее. Прошлого и будущего нет. Поняла? Это очень сложная наука, ее не все могут осознать.
Ироничная. Конечно, это очень сложная наука. Хотя я точно знаю, что вчера я безрассудно провела вечер, и точно знаю, что будет через 3 месяца.
Администратор. Осталось 5 минут. Приготовьтесь!
Вбегает Недовольная судьбой.
Недовольная судьбой. Ну, кто-нибудь, делайте меня!
Неопределившийся. Раньше приходить надо.
Сексуальная. Когда, в конце концов, будут стулья?!
Администратор. Когда похудеете и станете звездами. И от полученной прибыли за ваше неуемное искусство можно будет купить хотя бы одну табуретку.
Недовольная судьбой (села на что-то). Ах, какая свинья оставила здесь грим? У меня больше нет колготок! Все, хватит! Мне все это надоело! (плачет)
Администратор. Кто оставил грим? Сколько раз повторять?! Успокойся. Ты устала, перенапряглась. Успокойся.
Недовольная судьбой. Я не устала. Я хочу сидеть дома! Да, просто сидеть дома: вязать, стирать, варить. Может, это смешно, но мне так нравится жить. Когда я целый день дома, и никуда не надо идти, у меня на душе так чисто и светло, как в раю. Нет постоянно чьих-то трусов перед глазами, как будто в бане работаю. Почему такая пытка? Все! Я ухожу!
Администратор. Ты не можешь уйти.
Недовольная судьбой. Я все могу! Это моя жизнь.
Уверенная в своей правоте. Это твоя жизнь, но уйти ты не можешь, потому что спектакль — это наша жизнь.
Недовольная судьбой. Кому нужны эти спектакли про любовь, вечность, если вокруг сплошная мерзость, если в человеке видят только ноги и …
Язвительная. Ее бросил спонсор.
Недовольная судьбой. Никто меня не бросил. И он не спонсор.
Язвительная. А кто он? Меценат?
Недовольная судьбой. А-а! Я не могу больше.
Ведущая. Я тоже не могу.
Администратор. Вы что, с ума посходили?! Вы что, не понимаете, что через…
Ведущая. Когда-нибудь надо решаться. Хожу, дергаюсь, улыбаюсь, а платят, будто милостыню подают.
Администратор. Вы не можете вот так все бросить и уйти. Сколько людей не спали, творили, мучались, чтобы все это получилось.
Недовольная судьбой. Да что вы понимаете про мучения?! Почему я должна ходить с таким оскалом 2 часа по сцене? Потому что у меня такие ноги?
Ведущая. А я окончила музыкальную школу и хочу писать музыку. Но я же держусь и не бьюсь в агонии. Вот уже 3 года, как не бьюсь. О-о-о. (рыдает)
Философ. О, эти человеческие лица; несчастные в своей ненужности!
Ведущая. Заткнись!
Администратор. Хватит страдать, Великомученица! Вас отобрали. Многие мечтают, а вы…
Недовольная судьбой. Я страдаю. Кто-то это может понять?
Лектор. Каждый получает такие испытания, которые ему необходимы для духовного роста.
Ведущая. Уберите ее от меня! Я за себя не ручаюсь!
Недовольная судьбой. Достаточно проповедей. 3 года в аду я уже отмолилась.
Администратор. Девочка моя золотая! Люба моя дорогая! Ты отыграешь спектакль, потом пойдешь домой довязывать себе белые шлепанцы. А сейчас ты переоденешься, напудришься, сделаешь оскал и пойдешь на сцену. Ясно?!
Недовольная судьбой. Да.
Администратор. Готовьтесь, девочки! Работайте, мальчики!

Фонограмма.

Все замерли.
Фонограмма:

В ожидании чуда проходит вечность. Вечность – это маленькое чудо. Она не любит ожиданий, она любит жизнь.

Сексуальная. У меня кровь бурлит.
Роковой. Помочь?
Сексуальная. Вчера разучили такой пассаж. 1, 2, 3, 4. Класс!
Ведущая. Чистый пассаж! (пытается повторить)
Опытная. Обалдеть.
Роковой. А лично для меня возможно еще раз кинуть ножку?
Сексуальная. Зачем тебе?
Роковой. Соскучился.
Язвительная. Видимо, дружок забыл вкус батмана на зубах.
Душевная. Когда я слушаю Шнитке…
Ироничная. Извращенка. Я «шмотки» не слушаю. Я их ношу.
Уверенная в своей правоте читает газету. Философ дует пудру ей в лицо.
Уверенная в своей правоте (задохнулась, выбила пудру у него из рук). Он издевается надо мной!
Философ. Я пытаюсь сделать тебе человеческое лицо.
Уверенная в своей правоте. Не надо мне человеческое, мне мое нравится.
Неопределившийся. Ты что, правда, хотела бы быть домохозяйкой?!
Недовольная судьбой. Да, я несовременная.
Вбегает Восторженная.
Восторженная. Всех… приглашаю! У меня сегодня премьера песни.
Душевная. Да ты что? Где, когда?
Восторженная. Через час в баре «Великие Крысоловы».
Душевная. Как, через час? У нас ведь спектакль.
Восторженная. Вы еще не начинали? О, Боже! Я думала…
Уверенная в своей правоте. Новая песня?!
Опытная. Спой!
Восторженная. Да… Как я забыла?!
Уверенная в своей правоте. Пой!
Ведущая. Не успеем.
Опытная. Ну, хоть чуть-чуть.
Песня Восторженной, все зааплодировали.
Философ. Истинные Крысоловы будут выбрасываться из окон.
Язвительная. Подвала?
Восторженная. Там, между прочим, собираются тонкие ценители.
Язвительная. …сатанинских гимнов.
Восторженная поет, на припеве Администратор нажимает «стоп» в магнитофоне.
Администратор. Вы что, с ума сошли?! В зале люди, а вы… Готовы к началу? Прошу на выход. А вас убедительно прошу покинуть уборную.
Философ. Я тоже – талант! Бестселлер — детектив «Заворот кишок не дремлет»! Слушайте! Идет девушка с голубыми глазами по аллее, добрая такая по аллее идет. Кругом — воздух, солнце, листва. Проголодалась. Вытащила пирожок с мясом, откусила – хрусть! — подавилась и умерла в страшных муках. Ну, как?
Язвительная. Иди отсюда, писайло!
Уверенная в своей правоте. Вау! Слушайте, люди! Вау! Мир поехал откровенно. Вот это «попсятина»! Открылся «Музей Любви». (читает) «Музей необычный, не имеющий аналогов в мире. Будет интересен и актуален в эпоху эстетствующего постмодернизма и конструктивен в эпоху гиперболизированного минимализма». Прочла, как будто докторскую защитила.
Роковой. «Музей любви»… Любоф — это чито, Кама Сутра?
Опытная. Кама сутра, малыш, это позировка, дозировка, воспаленные опухшие мозги, опустошенные души и…
Ироничная. … и выпученные от сознания выполненного долга очи.
Опытная. Впрочем, Горным Мустангам этого не понять.
Роковой. Ах, как больно мы жалим! Интересно, почему? Любоф — абсурд.
Язвительная. А для меня лично это — нечто эфемерно-стратосферное, нечто грандиозно-пространственное, нечто… (понизив голос) …Молодые люди! Прекратите зажиматься, когда я говорю о таких возвышенных вещах.
Опытная. А то у кое-кого Кама Сутра от перенапряжения расплавится.
Душевная. Друзья, подруги, коллеги и прочие! В этом музее собраны экспонаты, которые свидетельствуют о том, что, несмотря на всевозможные происки технократических цивилизаций, все-таки есть любовь во Вселенной. Вay!
Роковой. Ах, боже мой, как трогательно! Я сейчас разрыдаюсь.
Философ. Мальчик! Не трогай ороговевшими пальцами экспонат, он может забеременеть.
Клеопатра. Если бы я встретила настоящего мужчину, я бы отдала все!
Кто-то. О, как Клеопатра!
Язвительная. Клеопатра — несчастная дамочка. У нее все было, а счастья не было.
Клеопатра. Она искала идеального мужчину.
Уверенная в своей правоте. Так она что, была дура?
Ироничная. Нет. Тогда идеальный мужик еще водился.
Уверенная в своей правоте. Ну и что, нашла такого?
Опытная. Да. Цезаря и Антония.
Язвительная. Двоих.
Сексуальная. Вместе они и были идеальным мужчиной. Цезарь умен, но стар; Антоний — supermen, но… тук-тук тук. (бьет себя по лбу) I’m sorry.
Уверенная в своей правоте. Я думаю, она бесилась с жиру.
Ироничная. Фу, как вульгарно.
Уверенная в своей правоте. Ее бы к нам — была бы рада оловянному солдатику.
Администратор (бьет в гонг). Соберитесь! Осталось 5 минут. Плиз!
Лектор. Итак, расслабьтесь. Лекция будет проводиться на подсознательном уровне.
Неопределившийся. А вы энурез не лечите?
Лектор. Расслабьтесь. Просто расслабьтесь. И, к вашему удивлению, ваши жестокие трудности тоже расслабятся вместе с вами. Они чувствуют, трудности, что по праву тоже заслуживают отдыха. Вы самые красивые, самые благополучные, самые…
Все выдохнули.
Уверенная в своей правоте. Если бы я была мужчиной, я бы выбрала себе самую красивую, самую умную и самую богатую женщину.
Роковой. И что бы это совершенство с тобой делало?
Уверенная в своей правоте. Что, что… Мучалось бы, как с тобой, что еще.
Администратор. Ты что читаешь?
Клеопатра. Клеопатру.
Позабыть про все на свете,
Упиваться сладкой болью,
Видеть только губы эти,
Захлебнуться вдруг любовью.

На нее обратил внимание Философ.

Администратор. Так ты не выходишь?
Клеопатра. Выхожу.
Администратор. Нет. Ты не выходишь. Потому что ты опаздываешь!

Все метнулись и замерли

Фонограмма:

Не спешите — к счастью всегда можно успеть. Этот путь так близок, если знаешь туда дорогу.

Администратор. 3-й звонок. Начинаем!

Показ моделей

Ведущая. Уважаемые дамы и господа! Сегодня мы представляем вашему вниманию коллекцию, несущую в себе отблеск эпохи Великой женщины — царицы Клеопатры.
Музыка.
Последняя царица Египта из династии Птолемеев, умная и образованная, она была любовницей Юлия Цезаря, а затем — Марка Антония. Любовь этих великих мужей, таких разных и таких значимых для эпохи, подтверждает версию о неотразимости царицы Клеопатры. Перед ее красотой никто не мог устоять. Ее сиреневые глаза гипнотизировали, дурманили всякого, на ком останавливала свой магический взгляд эта женщина-миф. О ее безудержной страсти ходили легенды, но ни одна из них не приоткрывает полог ее души. После поражения в войне с Римом и вступления в Египет римской армии Октавиана Августа она покончила жизнь самоубийством. Прекрасная Клеопатра — символ великой страсти, символ поиска идеала любви.

Показ моделей

Клеопатра

Через сцену проходит М. Цветаева (женщина в тонком черном одеянии с дымящимся шаром).
Фонограмма:

Позабыть про все на свете,
Упиваться сладкой болью,
Видеть только губы эти,
Захлебнуться вдруг любовью,
Обезуметь на мгновенье,
Замереть от сладкой муки…
Лишь одно прикосновенье
Разделяет губы, руки…
Разорваться вдруг на части
И прикрыть бессильно веки.
Раствориться в этом счастье
И сойти с ума навеки.

Свет на мини-сцену. Клеопатра – в кресле.
Клеопатра.
Зачем дыхание твое меня целует?
Зачем немею я, с ума схожу, любя?
Я знаю, что тебя не существует,
Я знаю, я придумала тебя.
Я трепетно склоняюсь над тобою.
Безумная, холодная, не я.
Приди ко мне! Оставь меня в покое!
Любовь моя, фантазия моя…
Я растворяюсь, таю, исчезаю,
Утратив душу, гибну без нее.
Покинь меня, я знаю, кто ты, знаю!
Ты просто смерть моя!
Песня:
І.
Тишина над садом кружит,
Растворяясь в высоте.
Только ты один мне нужен
В этой дикой пустоте.
От судьбы освобожденный,
Ты не знаешь боль и страх,
Для меня одной рожденный
На хрустальных небесах.
Припев: Все пройду дороги сквозь бури и грозы,
Сквозь ночь и разбитые сны.
Я молю вас, Боги, о всаднике звездном,
О страннике Вечной Весны.
ІІ.
Зельем горьким и печальным
Жажду утолю,
В отражении зеркальном
Образ твой ловлю.
Все слилось в прекрасном лике,
Бьется птица вновь в груди.
Я исчезну в этом крике,
Я молю тебя «Приди!»
Служанка. О, госпожа! Беги ты от безумья, что на тебя нисходит. Оно лишает силы плоть и нас пугает неземной своею силой.
Клеопатра. Должна открыться мне судьбы моей загадка. Я не хочу быть щепкой в океане мига. Мой дар предвидения предотвратит тот рок, что гонится и лижет ступни ног у всех, кто с трона правит этим миром. Любовь проходит мимо этих храмов. Это рок!
Служанка. О чем ты, что за рок?! Счастливее тебя нет в целом мире. Гневить богов — большая глупость. От них ты получила все сполна — и ум, и красоту…
Клеопатра. И страсть.
Служанка. Чего еще желать?
Клеопатра. Хочу любовь познать. Хочу в ней раствориться. Ведь это то, что правит и душой, и телом. Изгой, презренный раб, познавший миг любви, мгновенно (я вижу по глазам), мгновенно поднимался надо мной и был счастливее меня. Мне душу ранит эта мысль! Готова все отдать за миг любви. Любовь — что смерть. Я умереть готова. Мой кубок!
Служанка. О, Боги! Сжальтесь! Назойливость — не лучший способ привлечь к себе внимание. Ты слишком часто обращаешься к Богам. Опомнись! Власть твоя…
Клеопатра. Что власть?! Все это ложь. Здесь не она царица. (пьет зелье)
Служанка. Ты слишком часто обращаешься к Богам, смотри…
Клеопатра. Быть может, чаще мне обращаться к плети? Подайте чашу! (пьет)

Танец. Появляется Дух.

Клеопатра. О, как зовут тебя? Не надо… Знаю. Прикосновение твоей руки мне обжигает кожу. Ты мой избранник. Я его узнала… Ах, свое он имя пишет на моей груди. Мне больно и безумно сладко. Приди ко мне! Возьми меня!
Служанка. О, царица, не будь с богами ты на равных. Тебе простить они не смогут это. Беги ты от того, что на тебя нисходит. Оно лишает тебя силы! Ясность взгляда… Безумие, разнузданность стихии пугает всех.

Ветер гасит огонь в шаре.

Клеопатра. Куда ты делся?
Служанка. Зачем заглядывать судьбе в глаза? Быть может, это ей не мило?
Служанки вносят свечи.
Клеопатра (воет). Уйди, проклятая, уйди! (швыряет кубок звон разбитого сосуда). Видение мое спугнула. Мерзость!
Служанка (в руке у нее 2 половинки статуи). Предупреждала я. Подарок жрицы! Что ж, дождешься ты ответа… Вот знак Богов. Все, что просила, — получила. Гармонию отчаяния навек заполучила!
Клеопатра. Вон отсюда! Хочу, чтобы любовь, как яд, мгновенно мою душу поразила. Хочу себя отдать до капли ему — единственному надо мною господину.

Появляются двое мужчин Цезарь и Антоний. Она дотрагивается до руки Цезаря, но нож режет ей палец. Цезарь сосет кровь из пальца, целует ее в губы.

Клеопатра.
Соединяет властный взгляд…
Антоний — плоть, а Цезарь — разум.
Я вас в одно сливаю сразу
И буду пить любовь, как яд.
Пусть дальше — вечность, муки, ад,
Я разбиваю эту вазу.
Пусть красоту наполнит разум!
Я буду пить любовь, как яд.
Ты — мой последний звездопад,
Осколков зеркала творенье.
Ты будешь мой — одно мгновенье
Я буду пить любовь, как яд.
Песня:
Дважды на костре сгораю
Я во власти двух теней,
Дважды снова умираю,
Вдвойне тоска моя и боль сильней.
Под хрустальным звездопадом
Смерти так уста нужны.
Между вами выбор сделать надо,
Но нет сил, ведь вы мне оба нужны.
Припев: Дарит мне ночь один,
А другой — дарит свет.
И не помочь, я умираю.
И сердцу покоя нет.
Разрываюсь меж двух теней.
Душа, пошли ответ,
Как сгореть в одном из двух огней.
Ведь в мире страданья страшнее нет.
Она танцует с Цезарем и Антонием. Они разрывают на ней одежду, слуги закрывают опахалом. Служанки надевают золотые одежды. Вносят корзину, играют со змеями. Шипение змей. Свет на Цезаре и Антонии гаснет. Она берет змею, вынимает шпильку из волос, колет ею змею и подставляет ей губы.
М. Цветаева проходит с черной газовой тканью.
Фонограмма:

Время — словно река из песка,
Где на дне нет покоя.
И в два раза сильнее тоска,
Потому что вас двое.
Время — словно холодная сталь,
Что сжимаю рукою.
И в два раза сильнее печаль,
Потому что вас двое.
Почему одного лишь забрать
Я могу в свои сны?
Почему я должна выбирать?
Вы мне оба нужны.
Равно оба вы дороги мне,
Это замкнутый круг.
Будет сладостной смерть лишь вдвойне
Я два раза умру.


ІІ часть

Гримуборная

Все входят после показа.

Уверенная в своей правоте. Сколько смотрю, не догоняю — умереть из-за мужика… Деньги, слава, красота — все есть… Не понимаю.
Ироничная. Умереть из-за двух мужиков — это понятнее?
Сексуальная. В то время был другой мужик — настоящий.
Администратор. Запомните, девочки, истину: это мы всегда разные, а мужик — все время один и тот же.
Опытная. Животные.
Философ. Все белое, когда устанет, становится черным. Мадам, вы уже устали. Скажите, пожалуйста, это здесь записывают в клуб ярых феминисток?
Опытная. Нет, это предпраздничное заседание клуба «Голубой Фламинго».
Ведущая. Не надо. После работы.
Айседора. Где мой шарф?
Неопределившийся протягивает ей шарф.
Фонограмма:

Верни мне смех, хоть он невыносим без взгляда твоего и вне дыхания твоей любви.

Крутой прошел с кофе.
Недовольная судьбой. Не надо ходить с кипятком. Обязательно кого-нибудь обваришь.
Крутой. Значит, кто-то станет крутым.
Две девочки (Любопытные) шепчутся.
Роковой вырывает шарф. Бежит с ним от Айседоры.
Стоп-кадр.
Фонограмма:

Раззвонился, вбежал, напомнил о важном. Предложил себя в помощь. Всю дорогу сопровождал. Немного устал. Под конец ушел не сразу. Пообещал заглянуть. Завтра.

Вошла Романтичная.

Все. О, где ты была? Здесь уже свирепели.
Романтичная. Все потом. Она отмечала?
Душевная. Да. Мы сказали, что ты здесь. Я два раза выходила. Все хорошо?
Романтичная. Да.
Фонограмма:

Каждый вздох — ему. Каждый рывок – к нему. Каждый миг — его… Его отсутствие…

Уверенная в своей правоте. Послушайте, о нас статья. А-о-у! (читает) «Мир — это не только шуршание юбок»… Так… Идиет. «Катаклизмы захлестнули планету, катастрофы — обыденность нашей жизни, а пресловутый театр в который раз кричит напомаженными губками: «Спасение — в любви».
Опытная. Не обращай внимания. Этот журналист так пишет, потому что у него: первое — нет настоящей юбки; второе — уже давным-давно ничего, нигде и ни с кем не шуршит.
Язвительная. Он, видимо, из бывших политических обозревателей. А политический обозреватель — это несостоявшийся политик, а несостоявшийся политик — это, чаще всего, моральный урод, обуреваемый идеей изменения мира по своему уму и подобию. Некоторым такие нравятся.
Недовольная судьбой. Выпады в сторону моего парня — жалкая трескотня. Прислушайтесь, — цикады поют. Ты зеленеешь оттого, что он тебя не выбрал.
Язвительная. Я не лошадь с ипподрома.
Недовольная судьбой. Не смей меня оскорблять!
Философ (завыл высоким голосом). Извините, голос пошел.
Администратор. Милые мои! Я не собака Баскервилей, но могу и озвереть.
Ироничная. Да, она не собака, она…
Сексуальная. Алле. Люди-и! Хм… У меня ко всем огромная просьба. Для меня это очень важно. Сегодня за мной зайдет один человек…
Фонограмма:

На сей раз надежда была покорной. Он взял ее на руки. В последний раз. Осторожно вынес на плаху. И сам ее обезглавил.

Сексуальная. За мной зайдет очень важный для меня человек. Пожалуйста, девочки, не надо выскакивать голыми ему навстречу.
Уверенная в своей правоте. Значит, нам нельзя, а тебе можно? Странно.
Сексуальная. Фу, это гадко. И я не голая, совсем не голая. Айседора Дункан, заметьте, в эпоху суровых нравов обнаженной бегала по сцене. И ничего!
Язвительная. Она не бегала, она танцевала.
Лектор. Научитесь искусству прощать. И, прежде всего, себе. Тогда станет легко прощать других.
Сексуальная. Мне прощать нечего, я совершенство.
Уверенная в своей правоте. Это диагноз.
Философ (обращает внимание на Романтичную). Мы пишем роман в стихах? (она отвернулась) Человечество настолько одухотворено, насколько снисходительно оно относится к женщине.
Фонограмма:

Посмела луна зажечь зрачки — и не ослепла.
Посмела ладонями сжать солнце — и не сгорела.
Посмела увидеть свое отражение в твоей печали.
И более уже ничего не посмела.

Неопределившийся (вырвал у Рокового шарф). Этот шарф был на Айседоре Дункан?
Айседора. Этот.
Неопределившийся. Ненавижу шарфы.
Айседора. Не надо. Я не Айседора Дункан, а ты — не Есенин.
Неопределившийся. Откуда ты знаешь?
Администратор. Готовы? Выходите. Они меня сделают убийцей.
Неопределившийся. Реинкарнация — такая штука.
Айседора. Мне ближе понятие «эксгумация».
Философ. Родился экспромт! Плывет по бурной реке мальчик, голубоглазый такой, добрый-предобрый. То на животе плывет, то на спине, то брасом, то кролем – радуется. Не видит, что навстречу ему летит катер на подводных крыльях… Бздык и – ах! И не один мальчик плывет, а двое расплываются в разные стороны – один брасом, другой – кролем. Ну, как?
М. Цветаева, танцуя, прошла по сцене.
Фонограмма:

Вновь сон тяжелый лег на веки,
сдавил мне грудь.
Не надо быть моим навеки
ты просто будь.
Я убиваю все невольно,
и рвется нить.
Ах, знал бы ты, как это больно
всесильной быть.
Бросаюсь в смерть с высокой башни
могу летать.
Ах, знал бы ты, как это страшно
Бессмертной стать.
Идти по льду — по хрупкой кромке
и не упасть.
Хочу быть девочкой, ребенком,
но в пальцах — власть.
Хочу быть слабой! Сном! Обманом!
Приди за мной!
Но на плечах моих — туманы
и шар земной.
Хочу я быть песчинкой, птицей,
знать привкус слез
И на груди твоей укрыться
от звездных гроз.
Но я сама — гроза и звезды,
и свет, и тень.
И суть простого слова «поздно»
ясна, как день.

Показ моделей

Ведущая. Наша следующая коллекция навеяна воспоминаниями об Айседоре Дункан. Айседора Дункан — женщина-ветер, само естество, женщина — восторг, оживший в танце. Айседора Дункан — американская танцовщица, одна из основоположников школы танца «модерн». Она использовала древнегреческую пластику, потому что Греция была ее страстью. Балетный костюм она заменила хитоном. Впервые на сцене была босоногая танцовщица. Она прожила довольно легкомысленную, однако, и полную потрясений жизнь. Трагически погибли ее дети. В России она познакомилась с поэтом Сергеем Есениным. История их любви была настолько сумасшедше-стремительной, что приводила в недоумение всех, кто ее знал. Их история была ни на что не похожа, разве что ее на танцы, полные самоотдачи, любви к жизни, восторга и безумия. Романтическая связь Айседоры Дункан с Сергеем Есениным захлестнула их, но, увы, была недолговечна. Они расстались. И… Трагическое известие из России о гибели Айседоры потрясло весь мир: Дункан ехала в дилижансе, и длинный шарф, развевающийся по ветру, намотался на колесо, убив знаменитую танцовщицу.
Айседора Дункан — женщина, парящая над временем. Женщина, отдавшая танцу свою жизнь и любовь.
Показ моделей.
Девушки разбрасывают цветы по полу.

Айседора Дункан

Звуки леса. Идет женщина в шляпе, за ней тянется дорога. У нее опущена голова, лица не видно. Раздается детский смех. Она закрывает уши. Убирает руки вновь смех. (Она идет от авансцены внутрь линии сцены). Из дымки выходит Айседора без шляпы. За ней дети, гувернантка. Она кружится, смеется, ложится на ступеньку. Играет веткой.

Айседора. Дети! Дети! Идите сюда. Посмотрите, как красиво!

Детский голос: «Не поймаешь. Не поймаешь. А-а-а!»

Девочка. Танцевать, танцевать, давайте танцевать.
Мальчик. Нет, давайте играть в прятки! Давайте. Я вожу!
Девочка. Нет, я!
Гувернантка. Дети, не ссорьтесь.
Девочка. Ку-ку, ку-ку.
Мальчик. Я нашел, я нашел. Туки-так! Я нашел.
Девочка. Мамочка! Я тебе веночек сделала. Это подарок.
Айседора. (пробегает вперед, руки сзади, берет венок) Это лучший подарок, который когда-либо мне делали… (мальчик обнимает ее) Ты мой самый любимый мальчик.
Девочка. А я?
Айседора. А ты — самая любимая девочка. Дети, давайте поиграем, кто дальше всех бросит камушек.
Все. Давайте! (собирают камушки)
Мальчик. Я дальше всех брошу! Я дальше!
Девочка. Мамочка! Это не очень хорошая игра.
Айседора. Почему?
Девочка (шепотом). Потому что кто-то очень маленький, и ему будет обидно, что он не сможет далеко бросить камушек.
Айседора. Моя умница, ты чудная девочка! Я всегда буду тобой гордиться! Дети, мы будем играть в другую игру.
Мальчик. Идите сюда! Скорее! Смотрите!
Девочка. Ой, здесь обрыв.
Мальчик. Как страшно!
Айседора. Ничуть не страшно. Мы же все вместе. Дети, на счет 3 бросаем камушки и смотрим, у кого будет больше… Нет! От какого камушка пойдет больше кругов. 1, 2, 3…
Бросают камушки.
Мальчик. У меня много-много кругов.
Девочка. Нет, у меня больше, во много раз больше всех. 1, 2, 3, 4, 5…
Мальчик плачет.
Айседора. Почему ты плачешь? Тебе не нравится игра?
Мальчик. Мой камушек утону-у-ул.
Взрыв музыки.
Дункан убегает из линии подиума, поворачивается, там зажигается свет. Она надевает капроновую ткань из листьев. Танец отчаяния переходит в зацикленный круг. Когда она пытается повторить танец, который танцевала с детьми, тело не слушается. Появляется Есенин. Он видит танцующую женщину. Она наталкивается на него, делая бессмысленные круги.
Есенин. Ты танцуешь, как Богиня. Я — Сергей Есенин, поэт.
Айседора. Шаг-о-нэ, шаг-о-нэ.
Есенин.
Шагане ты моя, Шагане!
Потому что я с севера, что ли,
Я готов рассказать тебе поле,
Про волнистую рожь при луне.
Шагане ты моя, Шагане.
Звучит песня «Мне осталась одна забава».
На 2 куплете она подбегает к нему, останавливается. Проводит рукой по его лицу. Он развязывает шнуровку на платье, оно падает. Целует ее. Она убегает от него. Делает смешные прыжки. Он хохочет, протягивает к ней руки, но она выскальзывает из его объятий. У него остается венок. Он ловит ее шарфом, она убегает, играя им. Есенин видит девушку в голубом, надевает на нее венок.
Музыка меняется на отчаяние.
Фонограмма:

Снова боль вонзается в виски.
Эти губы шепчут: «Любишь». Губят!
Я с любви срываю лепестки,
В каждом лепестке слова «не любит».
Я топчу безумные мечты.
Ветер, завывая, руки рубит.
Здесь растут чудесные цветы
В каждом лепестке — слова «не любит».
В бездну этот сад меня влечет.
Приголубит, приласкает. К черту!
Очень прост, однообразен счет:
Каждый лепесток в ромашке — черный.

Есенин. Да, мне нравилась девушка в белом, а теперь я люблю в голубом.
Айседора бросилась за ними. За ней тянется черный шарф. Она подбегает к ним. Они разводят руки, она проходит мимо. Садится на колени, протягивает им цветы, они их берут, бросают их вверх. Гоняются друг за другом, целуются. Айседора подглядывает. Он надевает ее платье на новую девушку. Она бежит к ним. Они ловят концы шарфа, она в нем, танцуя с ними, путается. Дорога идет волнами. Она в центре мини-сцены.
М. Цветаева собирает цветы.
Фонограмма:

Ты, меня любивший фальшью
Истины — и правдой лжи,
Ты, меня любивший — дальше
Некуда! — За рубежи!
Ты, меня любивший дольше
Времени. — Десницы взмах!
Ты меня не любишь больше:
Истина в пяти словах.

ІІІ часть

Гримуборная

Сексуальная. Самое ужасное — это первая ступенька. Каждый раз как будто в ад спускаюсь.
Лектор. Каждый заход — это начало очень-очень ясного и мощного восхода.
Ведущая. Вы видели? У меня каблук отпал.
Сексуальная. Нет, не видела.
Ведущая. Тьфу, он не отпал. Чего же я хромала?
Ироничная. Видимо, у тебя одна нога короче другой.
Ведущая. Как?
Язвительная. Ну, зачем ты так? У нее просто разные ноги — одна левая, а другая, понимаешь…
Ироничная. …тоже левая.
Лектор. Принимай жизнь такой, какова она есть, и ты поймешь, как она красива.
Ироничная. Да, разные ноги — это так пикантно.
Ведущая. У меня разные ноги? У меня они одинаковые, в отличие от ваших.
Язвительная. Так мы же то же самое говорим.

Роковой пошел к Сексуальной.

Уверенная в своей правоте. Кого интересует эротика в прямом эфире, переключите канал.
2 подружки (любопытные). Кролик Роджерс вышел на охоту.
Фонограмма:

Я приглашаю на ужин, заметьте, не на блаженство.
Я усыплю вашу память, заметьте, только на вечер.
Я вам нагадаю удачи, заметьте, не бессмертие.
Я провожу вас к рассвету, если его замечу.

Администратор. А-а-а, 5 номер пришел. Какой сюрприз!
Романтичная. Это мое последнее выступление. Я беременна.
Администратор. Поздравляю.
Все. Вay! Вот дает! Да ты что?! Как здорово! Ну, ты даешь! Ничего себе!
Душевная. Ты счастлива?
Романтичная. Да. Я хочу ребенка.
Недовольная судьбой. Господи! Первый раз в жизни вижу счастливого человека, тем более, в таком положении.
Фонограмма:

Я осмелилась и встала на колени перед судьбой, и плакала перед нею, и вымолила миг, продливший жизнь на безрассудство и покаяние.

Душевная. По-моему, ребенок — это что-то очень настоящее и… важное.
Сексуальная. Ты уже купила памперсы?
Ведущая. Ну что за свинство? Кто взял мою жвачку? Я ее приклеила на зеркало.
Язвительная. Это твоя ошибка. Надо было к груди привязать, там бы точно никто не искал.
Философ. Когда я разойдусь, из меня поэзия так и прет! Пьет чай тетенька: глаза карие, волосы редкие, щеки впалые, ноздри пышные — пьет, удовольствие получает. И вдруг – ах! ох! ух! — захлебнулась и… (свистит)
Лектор. Сейчас займемся приятным.
Все. О-о-о, нет!
Лектор. И необходимым. Я продолжаю курс лекций.
Все (в 2 раза громче). О-о-о.
Уверенная в своей правоте. А мы параллельно чуть-чуть репетнем. Угу?
Лектор. Вам внушают, что старые моральные ценности канули в прошлое — ложь! Присмотритесь к современному человеку, и под словесной шелухой вы обнаружите того же человека, каким он был во все времена.
Танцуют.
Язвительная. Пауза — для интеллектов. Я лично видела, как один панк просто сох и зеленел от любви к другому панку, т.е. к другой панчихе. У него волосы на голове от чувств шевелились, и в глазах было нечто.
Лектор. Моральные ценности — это не выдумка. Они потому и называются ценностями, что без них невозможно ни дальнейшее развитие общества, ни счастливая жизнь. Я напоминаю вам, для начала, несколько древних, как мир, истин, отменить которые не может ни технический прогресс, ни нигилистическая философия. 1-е: Нельзя жить для себя. Думая только о себе, всегда найдешь 1000 причин чувствовать себя несчастным…
Опытная. Меня не ценят.
Сексуальная. Меня не любят.
Недовольная судьбой и 2 дев. Я хуже всех, этот мир не для меня.
Лектор. Ибо подлинный мир — это подлинный внутренний мир.
Роковой. Правило 2: Надо действовать, действовать, действовать. Надо просто пахать!
Лектор. Вместо того, чтобы жаловаться на безумие этого мира…
Администратор. …постарайтесь преобразить тот уголок, куда забросила вас судьба.
Неопределившийся. Выполняйте данную вам работу с полной отдачей…
Все. …и вы будете счастливы.
Лектор. Правило 3: Верьте в себя.
Уверенная в своей правоте. Потому как возможности наши зависят от того, на что мы отважимся.
Философ. Пока Рим был Римом героев, он процветал. Стоило ему перестать чтить ценности, которые его породили, — и он погиб.
Ироничная. Так было прежде, и так будет всегда!
Душевная. Я люблю свой город.
Язвительная. Этот ужас мне напоминает парад в 1 классе. Сейчас начнем махать флагами.
Лектор. Я вижу, вы осознали прошлый урок. Попросите свой ум никогда не погружаться в омут отчаяния, ибо…
Администратор. Как сказал один человек…
Все. И это все пройдет.
Недовольная судьбой. Боже мой! Я таки порвала колготки. Все! Конец света.
Администратор. Все насмарку.
Опытная. Неужели ни одно выступление не может обойтись без воплей. Вже голова болыть.
Уверенная в своей правоте. Да, это тебе не изба-читальня. Это жизнь.
Администратор. Кстати, о жизни. У меня большая просьба — не смотреть в зал на показе, не…
Крутой. Не подмаргивать.
Неопределившийся. Не поджучивать.
Философ. Не почмокивать.
Роковой. Короче, не делать двусмысленных намеков.
Уверенная в своей правоте. А что тут плохого — дать понять человеку, что он не безразличен?
Администратор. Но не на показе высокой моды!
Уверенная в своей правоте. Я не Жанна Д’арк, чтобы думать о Родине.
Язвительная. Ты не Жанна! Может, ты — Монро?
Уверенная в своей правоте. Я не Мэрилин Монро, я не хочу ею быть, я не ставлю себе мушку на щечке, не выбеливаюсь до альбиносской прозрачности, не…
Философ. Слава Богу!
Уверенная в своей правоте. Может, кому-то нравится быть раскрашенной куклой для развлечений, но только не мне.
Романтичная. Мэрилин не была куклой. Куклы не страдают.
Лектор. Когда Бог дает красоту, еще не известно, награда это или наказание.
Администратор. 3-й звонок. Начинаем.
Философ. Что пишет юная Жорж Санд?
Романтичная (продолжая писать). О жизни. Жизнь — странная игра. Если проиграешь, умираешь мгновенно, если выиграешь – долго мучаешься.
Философ. Ни одного из 1000 ответов, желаемых сегодня, я не получил. (вырывает листки, разбрасывает их по сцене)
Администратор. Начинаем!

Показ моделей

Ведущая. Композиция, представленная на ваш суд, носит имя великой Мэрилин. Мэрилин Монро — американская киноактриса. Настоящее имя — Норма Бейкер. Она известна миру по фильмам «Как выйти замуж за миллионера», «В джазе только девушки» и др. Она была любвеобильна и имела легкомысленный и неуравновешенный характер. Была любовницей будущего президента США Джона Фицджеральда Кеннеди. Прошла курс лечения в наркологическом диспансере. Однако это не помогло ей избавиться от трагического пристрастия к алкоголю и наркотикам. И в возрасте 36 лет М. Монро была найдена мертвой в загородном коттедже. Она умерла от передозировки наркотиков. М. Монро была легендой Америки. Своей собственной жизнью она создала миф о том, чего может добиться несчастная девочка из бедной семьи. Для всего мира она стала символом вечной женственности.
Последняя модель уходит в кулисы. Аплодисменты.

Мэрилин Монро

Выход Мэрилин Монро. «Happy birthday» и песня.

Не допев песню, она бросается в зал, снимает халат. Комната. Она что-то ищет. Пьет таблетки.
Монро. Не хочу. Не… хочу больше. Я все… все… расскажу. Всем. (звонит телефон) Где он?.. Пошел к черту!
Фонограмма:

Послушай, послушай, послушай,
Я видеть должна, как ты дышишь.
Останься, я буду послушной.
Ты слышишь, ты слышишь, ты слышишь?
Я сделаю все, что ты просишь,
Я буду послушной и нежной.
Я знаю, меня ты не бросишь!
Не бросишь… Не бросишь? Ответь же!

Она находит тетрадь, что-то пишет, ломает ручку, швыряет тетрадь. Сворачивается в клубок, стонет. Ее тело бьет дрожь, но вскоре она затихает в постели.
Голос. Где она?
Голос. У себя.
Он (входит). Успокойся, ты же знаешь, я люблю тебя.
Она. Зачем ты женился?
Он. Ты рождаешь во мне желание удалиться от политики.
Она. Я не могу… так… мне… больно…
Он. Ты же умница. Я приготовил моей девочке сюрприз.
Она. Я не хочу… мне… больно.
Он. Понимаю. Можно тебя о чем-то попросить?
Она. Ты же знаешь, для тебя я…
Он. Прошу тебя… не надо… ни с кем делиться своими… фантазиями… Вчера этот глупый скандал… Зачем? Что ты знаешь такого, что перевернет мою… Зачем ты травишь эту свору журналистов? Ты думаешь…
Она. Я знаю… Я тебя… люблю…
Звонок.
Он. Моя маленькая девочка, умоляю, не надо скандалов, истерик… Мне пора.
Она скулит. Поползла.
Зачем ты это делаешь?
Она. Я одна… мне плохо… Если бы вчера я не плакала… ты бы не пришел.
Он. Не плачь. Я больше никогда не уйду.
Он включает музыку, начинает петь.
Он. Мне пора. (укрывает ее)
Она. Не уходи. Ты мой сон.
Он. А ты — моя реальность. Мне пора.
Она. Не уходи… Мне можно звонить?
Он. Да, конечно. (Что-то ищет, обрывает телефонный провод. Нашел.) Ты не будешь больше одна. У меня для тебя сюрприз.
Звонит. Вносят 3-х кукол.
Она. Я не хочу.
Он. Я ненадолго. Гуд бай, май лав.

Песня «Good bay, may love».

Он поднимает тетрадь. Уходит. Куклы оживают и танцуют с ней. Бросают ее в постель. Она с телефонной трубкой, лежит в обнимку с куклой.
Фонограмма:

Ты звать меня будешь малышкой,
И вечной любовь будет наша.
Останься, любимый, ты слышишь?
Мне плохо. Мне больно. Мне страшно!

Звук сирены скорой помощи переходит в звук колоколов.
М. Цветаева вешает колокольчик.
Выходят девушки в черном. Танец умерших грез.
Фонограмма:

Вчера еще в глаза глядел,
А нынче — все косится в сторону!
Вчера еще до птиц сидел,
Все жаворонки нынче — вороны!
Я глупая, а ты умен.
Живой, а я остолбенелая.
О, вопль женщин всех времен:
«Мой милый, что тебе я сделала?!»

IV часть

Гримуборная

Недовольная судьбой. Ну, скажите, какого черта я должна каждый вечер переживать чью-то судьбу? Тут свой Титаник №3.
Философ. Ни слова о судьбе-бе-бе-бе, бе-бе-бе.
Опытная. Не знаю, как у кого, но у меня — мороз по коже, когда я думаю о Лесе Украинке.
Язвительная. Ну да, ты ж у нас «щира українка»!
Опытная. Я белоруска, но если бы я тогда жила, попыталась бы облегчить ее участь.
Роковой. Каким образом?
Опытная. Я бы ее с тобой познакомила. Ты б ей на дудочке играл.
Ироничная. Наш Дон Жуан стихи любит?
Сексуальная. Кто видел мой лифчик?
Роковой. Стихи люблю, но женщин — больше, а Леся, говорят, была, чуть ли не мужиком.
Язвительная. Что, правда?
Опытная. Любая женщина становится «чуть ли не мужиком», когда таковых в радиусе километра не увидишь.
Уверенная в своей правоте. С жиру бесилась. Папа, мама имели состояние — вот и страдала от тоски.
Недовольная судьбой. Она страдала от нечеловеческой тоски. Ты знаешь, что такое гнить заживо?
Душевная. У нее был туберкулез?
Недовольная судьбой. У нее гнили кости. У нее вывернуло вот так руки, потом вот так — ноги. Нервные окончания, зажатые сухожилиями, болели 28 часов в сутки. У тебя болела когда-нибудь голова 24 часа подряд? Знаешь, что хочется сделать от боли? Отстегнуть голову и выкинуть. А у нее все болело — одна непрекращающаяся боль. И человек пишет при этом!
Романтичная. Мне плакать хочется, когда я думаю о ней. Человека переполняет любовь, а отдать некому. Пытка нерастраченной любовью.
Роковой. Конечно. Ее назвать красавицей трудно, это тебе не Клаудия Шиффер.
Крутой. Я реалист, пока в сауну с подружкой не схожу, — контакты не налаживаю. Один раз пришел на час раньше и увидел свою куколку в чем мать родила. Фильмы Хичкока против этого — мыльный пузырь. Месяц отходил от шока.
Уверенная в своей правоте. Да, кстати, о Музее Любви. Где он находится? Очередная фикция журналистов…
Сексуальная. Не понимаю, как можно открывать музей без экспонатов?
Язвительная. Почему ж это «без экспонатов»?
Роковой. Потому что их не может быть. Потому что любоф — это миф!
Ироничная. Все белое, когда устанет, становится черным…
Неопределившийся. Есть жертвы войны, жертвы культуры, жертвы геноцида. Я открываю новую официальную нишу — жертвы аборта мезозойской эры. Поздравляю, вы, сэр, первый претендент на это звание.
Леся. Послушайте! Стрекозы садятся мне на руки и становятся растениями. Правда, красиво?!
Сексуальная. Я где-то читала, что человеческое тело — это храм, и туда не всякого стоит впускать.
Роковой. Я согласен. Тело — это храм, храм-храм.
Уверенная в своей правоте. Воспитание вкуса — воспитание жизнеспособности.
Сексуальная. Ах, как бы я хотела родиться во Франции! Кругом – «Жан теля пасе»… А у нас – грязная проза. Вот, например, Леся Украинка… Что о ней можно сказать? Вся жизнь – фильм ужасов, триллер!
Лектор. Как бы там кому-то не нравились лекции, которые я читаю для вашего же умственного развития, тем не менее, я продолжу.
Все ребята начинают молча, без музыки, двигаться.
Администратор. Пусть отдохнут. Не надо. Они не успеют приготовиться к выходу.
Ироничная. Земной вам поклон.
Лектор. Вам всем не хватает культуры! Вы все — дуры недорезанные!
Философ. Увы! Реальность — это жизнь с обрубленными ветвями. (пауза) Скачет малыш по лужайке. Голубоглазый такой малыш. Не увидел канавки и – тю-тю и ку-ку!
Романтичная. Не устал, творец-одиночка?
Философ. Устал, очень устал! А как привлечь Ваше внимание?
Неопределившийся. Почему красивые чаще всего — несчастные? Хоть не рождайся красивым!
Затемнение.

Показ моделей

Ведущая. Эту коллекцию мы посвящаем Лесе Украинке – женщине, ставшей душой украинского народа. Она сумела сохранить свою душу, даже когда тяжелая болезнь из года в год уничтожала ее тело. Ее стихи были мелодичны, словно песнь украинской сопилки. Это была женщина, в которой соединились мужественность и тонкость, смелость и печаль, такое безудержное желание жить и такая острая боль, какие еще никогда не соединял в себе ни один человек. Леся Украинка обладала такой душевной силой, что, несмотря на болезнь, смогла создать стихи, ставшие настоящими шедеврами мировой литературы. Ее «Лісова пісня» — рассказ о любви лесной русалки, отдавшей свою жизнь во имя этого Великого чувства, – во все времена будет гимном Победы Любви над Смертью.
Показ моделей.

Леся Украинка

І

На сцене инвалидная коляска. В ней девушка в белой ночной рубашке. Вокруг нее: горничная схватила тазик, доктор подбежал к столу, роется в саквояже, готовится делать укол, мама кричит «Зачиніть вікна! Сонце палить!». Отец бросается закрывать окна. Стук ставней. По заднему плану паралично испуганно идут революционеры, то вытаскивая, то пряча стяг. Позади них идет девочка-дурочка, всего пугается. Доктор что-то сделал, подошел к столу, протирает пенсне.

Доктор. Да-с… Надії вже нема. (шмыгнул носом).
Мать. Я дала їй усе. Не знаю, чи стала б Леся українською поетесою, коли б не я? Від батька вона не могла навчитися української мови, бо він не говорив нею. Я робила так, щоб мова народу була моїм дітям найближчою. Життя серед волинських селян сприяло тому. Можу з гордістю сказати, що Лесю Українку створила я. Я дала їй усе — талант, освіту, літературну долю, придумала їй псевдонім.

Отец повернулся и вышел.

Ось тільки щастя я їй не дала.
Доктор подошел к Лесе.
Доктор (с немецким акцентом). Тихо! Вона заснула.
Фонограмма:

Фантазіє! Ти сило чарівна…
Скажи мені, фантазіє дивна,
Як помогти в безмірнім людськім горі?
Як світ новий з старого збудувати?
Як научить байдужих почувати?
Як розбудити розум, що заснув?
Як час вернуть, що марно проминув?
Як певную мету вказати розпачливим?
Фантазіє, порадь, як жити нещасливим.


Мини-сцена превращается в лес. На поляне сидит мать и заплетает косички маленькой девочке. Девочка что-то поет про «долю злополучную». Вдруг девочка обрывает песню.

Леся. Чому так… дивно? Чому люди так страждають?
Мать. Така людська доля.
Леся. Я хочу, щоб усі були щасливі.
Мать. Дитино моя, хтось повинен страждати.
Леся. А нехай це буду я!
Мать. Тю на тебе! Треба ж таке вигадати.
Чей-то смех.
Дочка. Хто це?
Мать. Лісова, мабуть, дитина, совушка.
Дочка. Ой, яка гарна квітка. (бежит и срывает цветок)
Мать (с ужасом). Ні, не чіпай! Навіщо ти зірвала? Кинь її. Ця квітка лиха, так люди кажуть. Хто її зірве — біду накличе.
Леся. Вона така гарна…
Мать. Та я вважаю, що освічені люди у це не вірять.
Леся (вновь поет, прерывает песню). Мамо, у мене дуже болять ручки. Будь ласка, понеси її.
Мать. Ах ти моя вигадниця!

ІІ

Гаснет свет.

Леся вскакивает, смотрит в пустоту. Садится.

Леся. Я знаю, так, се хворії примари.
Не час мені вмирати, не пора!
Та натягли на серце чорні хмари
Лихого предчуття — душа моя вмира.
Пытается расстегнуть ворот, встает. Садится спиной.
Мать. Їй млосно. Відчиніть вікна!

Отец бросился открывать окна. Стучат ставни. Через угол нагло прошел отряд красноармейцев. Сиделка с тазиком, открыв рот, следит за шествием, кто-то ей хлопнул по юбке, она бросила таз и пошла пристраиваться невпопад… Девочка-сирота подбежала к столу и украла яблоко. Из рук Леси выпадают листки. Мать их поднимает, долго смотрит на дочь.

Мать. Вона сьогодні така ж гарна, як тоді, коли вперше збиралася на побачення з Мержинським…
Леся сидит у ног Мержинского. Он резко закрывает книгу. Она беззвучно сидит. Он подходит к окну.
Мержинский. Іде сніг і одразу розтає, вітер огидний та мокрий… Просто не віриться, що це — січень. До весни ще далеко… (ходит по комнате) Ми поїдемо з вами, Лариса Петрівно, у Швейцарію. Там зовсім інше небо — високе і синє, і сніг — сліпучий. Будь ласка, зіграйте мені щось, я люблю, коли ви граєте.
Леся играет «Революционный этюд» Шопена. Играет плохо.
Досить… не треба! Ця музика занадто голосна і занадто хвилює… Я втомився, дуже втомився. Прошу Вас, щось інше. Я розумію, що я страшенний егоїст, але я не можу відпустити вас тепер, Лариса Петрівна, просто не можу. Ніякої Швейцарії не буде, ви прекрасно знаєте це, тільки мовчите, не бажаєте мені казати правду… Тоді я скажу вам правду.

Он закашлялся. На его монологе женщина в черном прошла со свечой и, уходя, задула ее. Леся хотела дотронуться до него, но не посмела. Бросилась на авансцену.

Фонограмма:

Соловейковій спів навесні
Ллється в гаю, в зеленім розмаю,
Та пісень тих я чуть не здолаю,
І весняні квітки запашні
Не для мене розквітли у гаю,
Я не бачу весняного раю.

Мать. Ти нікуди не поїдеш. Я не дозволю, щоб ти вбила себе заради цього… З твоїм здоров’ям… Він мила людина, в нього гарні очі… мені жаль його! Але що з того? Що спільного в тебе з ним? Ти — велика поетеса України, гордість нашої літератури, а він… Якщо коли-небудь його ім’я й потрапить на сторінки історії, то лише тому, що він був знайомий з тобою. Дрібний конторник!
Леся. Замовкни! Як ти можеш?
Мать. Він все одно помре!
Леся. Я вип’ю цю чашу до дна.
Мать. Я не дозволю тобі!
Отец. Оставь ее. Она уже взрослая.
Мать. Вона нікуди не поїде!
Леся. Я мушу їхати.
Леся хватает шаль, мать не дает.
Отец. Хватит! У нее своя жизнь.
Мать. Вона повинна стати поетесою!
Отец. Она же человек. Она любит.
Леся выхватывает шаль.
Леся. Я спізнююсь на поїзд.
Мать (отцу). Вона не отримає від мене ані гроша.
Отец. Дай ей денег. Если она любит — пусть едет. И ты не помешаешь!
Мать. Він її не любить!
Леся. Я не можу вже грати на роялі. Так, він не любить мене. І я нещасна. Коли б він мене любив, ми обоє були б нещасні. Я знаю се і все-таки його кохаю, сама себе палю вогнем.
Леся убегает.
Мать. Ти повинен був її затримати!
Отец молчит. Горничная вносит телеграмму.
Отец. Он умер.
Вошла Леся.
Леся. Уста говорять: «Він навік загинув»,
А серце каже: «Ні він не покинув».
Леся гасит свечу, накидывает черный платок.

Лісова пісня

Танец лесных нимф.
Лукаш
Ти, Мавко?
Мавка
Я…
…Я боюся притулятись,
а так не встою.
Лукаш
Притулись до мене.
Я дужий, – здержу…
Неожиданно целует ее.
Мавка
Ох!.. Зірка в серце впала!
Русалка
Ха-ха-ха!
Лукаш
Що се таке?
Мавка
Не бійся, то Русалка…
…Ти не чуєш,
як солов’ї весільним співом дзвонять?
Лукаш

Я чую… Се вони вже не щебечуть,

не тьохкають, як завжди, а співають:
«Цілуй! цілуй! цілуй!»
елует ее долгим поцелуем)
Я зацілую
тебе на смерть!

ІІІ

Свет в кресло.
Леся (кричит во сне). Квітко! Квітко!

Все бросились к ней, поменяли полотенце. Мать и отец сели на 2 стула, доктор вышел. 2-а старика сидят.

Мать. Знову він. Боже, над Лесею висить справжнє прокляття. Так, так, се страшний фатум – її захоплення. Ці мізерні люди, що постають на її шляху, люди, яким щедро віддає вона залишки свого здоров’я, ці люди винні в її нещастях. Вони відвернули її од нас. Часом я відчуваю, що цей дрібний суддівський ближче до Лесі, ніж я чи батько.
Отец отошел, укрыл ее. Сел рядом.
Що за нещастя! І якою жорстокою повинна бути та Мойра, що керує Лесиною долею.
Доктор. Допишите: туберкулез тазобедренного сустава.
Отец. Я догадывался об этом. Она ходить совсем не может, она едва передвигается на костылях. Есть ли Бог на небе? Есть ли справедливость? Она терпит, то есть молчит, и думает, что я не вижу ее мук, не слышу, как по ночам она плачет… А я все слышу. Она еще надеется на выздоровление, а я нисколько не надеюсь.
Мать. Уві сні вона повторює: «Квітко! Квітко!»

Венчание. Леся надевает кольцо Квитке, он ей. Голос: «Оголошую Вас чоловіком і дружиною. Амінь. А тепер можете поцілуватися». Они стоят неподвижно. Потом Квитка уходит. Она снимает фату. Женщина в черном проходит со свечой. Берет фату, надевает на себя и уходит.

Леся. Я люблю его. Он не обнимал меня никогда, между нами не было и мысли о поцелуях, но я вырвусь к нему из самых крепких объятий, уйду от самых сладких поцелуев… Только с ним я не на чужбине. Только он в силах спасти меня от самой себя.
Музыка. Ольга Кобылянская катает коляску.
Леся. Вони мовчать.
Ольга. Хто?
Леся. Критики. Вони нічого не пишуть. Звичайно, у нас письменник, коли хоче, щоб про нього говорили, мусить вмерти. Тоді його з великим гуком поховають і почнуть кричати по усіх усюдах, що «Вся Україна плаче за своєю дитиною!».
Ольга. Але ж не всі мовчать.
Леся. Так. Ольга Кобилянська не мовчить.
Ольга. Не я одна. Ось, послухай, що про тебе пише Франко. «Читаючи сильні та сміливі слова Лесі Українки, мимоволі думаєш, що ся хвора, слабосила дівчина – трохи не “одинокий мужчина” на всю новочасну Україну».
Леся. Іноді я дійсно відчуваю себе мужчиною. (погладила Ольгу). Та що з того?
Закашлялась. Ищет платок. Наклонилась. Кашляет. Ольга села рядом.
Ольга. Хтось дуже любить когось, когось дорогого.
Леся. Комусь треба було б послухати чийогось любого та лагідного слова, слова поважного і тихо-глибокого.

Ольга прижимается к Лесе.

Фонограмма:

Когда цветет никоткана
И точно светит из тумана,
Как будто падшая звезда,
Вся бледная от тайной страсти,
Все вкруг становится тогда
Покорно непонятной власти.

Леся. Ні-ні, не треба так, нехай хтось любий не журиться кимось…
Она видит, как женщина в черном проносит свечу. Хочет крикнуть: «Нет!», но начинает кашлять.
Ольга. Хто-небудь, покличте лікаря… хто-небудь…

Вбегает доктор. Все.

Доктор. Началось. Воду. Инструмент. Спирт. Таз. Несите таз! Полотенце!
Ее начинают давить спазмы. В комнате никого нет. Он хватает шаль, закрывает ею рот. Убегает. Леся успокоилась. Затихла. По переднему плану идут красноармейцы. Они уже демонстративно чеканят шаг, последней бежит все та же девчонка-сирота. Она озирается, но уже по-хозяйски — что бы конфисковать? Подходит к Лесе, выхватывает окровавленный платок, цепляет его на штык и гордо несет, как окровавленное знамя.
Леся (ей, наклонившись). Я не можу дихати!
Свет на мини-сцену.

Лісова пісня

Мавка с ужасом смотрит на Мару, который протягивает руки, чтобы взять ее.
Мавка
Ні, я не хочу!
Не хочу я до тебе! Я жива!
Марище
Я поведу тебе в далекий край,
незнаний край…
Спокійно там: ні дерево, ні зілля
не шелестить, не навіває мрій,
зрадливих мрій, що не дають заснути,
і не заносить вітер жодних співів
про недосяжну волю; не горить
вогонь жерущий; гострі блискавиці
ламаються об скелі і не можуть
пробитися в твердиню тьми й спокою.
Тебе візьму я. Ти туди належиш:
ти бліднеш від огню, від руху млієш,
для тебе щастя – тінь, ти нежива.
Мавка
Ні! Я жива! Я буду вічно жити!
Я в серці маю те, що не вмирає.
Марище
Почім ти знаєш те?
Мавка
По тім, що муку
свою люблю і їй даю життя.
Коли б могла я тільки захотіти
її забути, я пішла б з тобою,
але ніяка сила в цілім світі
не дасть мені бажання забуття.
Слышится звук человеческих шагов.
Ось той, іде, що дав мені ту муку!
Зникай, Маро! Іде моя надія!

Мара притаился.

Лукаш

(увидев Мавку)

Яка страшна! Чого ти з мене хочеш?
Мавка
Бери мене! Я хочу забуття!

Марище дотрагивается до нее, и они пропадают.

Гаснет свет.
Выходят все, кто был дорог Лесе. Танец прощания.
Фонограмма:

Інші будуть співці по мені,
Інші будуть співати пісні —
Вільні, гучні, одважні і горді.
Поєднаються в яснім акорді
І полинуть у ті небеса,
Де сіяє одвічна краса;
Там на їх обізветься луною
Пісня та, що не згине зі мною.

Пауза. Затемнение.
Фонограмма:

Я знаю любов. Але я її страшно поважно трактую. І в любові я поважна і глибока, як смерть. Прощайте!

V часть

Гримуборная

Опытная. Все! Слава Богу, все.
Роковой. Окончен бал, погасли свечи, и никого не надо провожать.
Сексуальная. Странная природа человека: сначала не хочется начинать, потом ужасно не хочется заканчивать.
Лектор. Не знаю. Я хочу петь.
Опытная. Нет, это звучит не так — «я танцевать хочу»…
Лектор. Почему бы и нет. Только что-нибудь очень тихое, нежное, почти беззвучное. Я ужасно устала…(поет).
Неопределившийся. Вот жизнь… так проняло.
Недовольная судьбой. Может, это звучит и смешно, но когда я сижу после спектакля дома, и мне не надо никуда идти, опаздывать, спешить, извинятся, у меня на душе так светло, так чисто, как в раю. И я ужасно хочу играть.
Язвительная. Несмотря на мои трусы перед глазами? (прошлась перед ней).
Душевная. Все уже кончилось.
Фонограмма:

Человек заканчивается так же, как и день, дождь и листопад. Заканчивается, чтобы начаться снова.

Администратор. Ничто никогда не начинается, а значит, и никогда не заканчивается. Самое интересное наступает после того, как…
Вбегает Восторженная.
Восторженная. Ребята! (пытается отдышаться) Это был полный…
Философ. Я так и знал.
Восторженная. …успех. Меня всю заорали, закидали аплодисментами.
Лектор. Если ты ждешь одобрений от своих друзей во всем, что делаешь, ты совсем ни в чем не преуспеешь в этой жизни.
Язвительная. Отойди, а то хуже будет.
Лектор. Понимаю.
Восторженная. Это был триумф, но это не самое главное. Сегодня, я поняла что-то такое, что даже не могу объяснить, что.
Сексуальная. Это с чем связано, с мужчиной?
Язвительная. С писчей?
Восторженная. Нет. Я так люблю жизнь, что просто хочется…
Роковой. Умереть?
Восторженная. Нет, жить.
Философ. Оригинально… Это просто какой-то «кошкин дом» — одной хочется жить, другая за любовь все отдаст. Сентиментальности кровавой инквизиции.
Душевная. А вот представьте, представьте: раз — и кончилась любовь. И никто никого не любит! Представляете? Мрак!
Язвительная. И вот тогда овладеет землей существо, прекрасное, как ворона, совершенное, как крыса, и разумное, как таракан.
Романтичная. У тебя блистательная способность портить настроение!
Восторженная. Ребята, я сочинила песню… Это очень просто! (раздает тексты)
Уверенная в своей правоте. Слушайте, я не хочу, чтобы на земле кончилась любовь.
Неопределившийся. А что, это уже дефицит? Выходи за меня замуж!
Восторженная. Читайте припев.
Музыка (проигрыш).
Лектор. И последнее. Не пытайся изменить мир, — ты потерпишь неудачу. Возлюби мир. И, смотри, — мир изменился, изменился навеки!
Песня:
І.
Не нужны разговоры, бессмысленны слова,
Бросьте лишние споры — любовь всегда права!
Может, все эти люди, которых любишь ты, —
Это просто игра света и тьмы.
Припев: И я жду свою любовь из самых светлых снов,
Верю в то, чего не может быть.
Мир, в котором мы живем, не исчезнет,
Если в нем будет кто-то искренне любить.
ІІ.
Любовь неприхотлива, она растет, как цветок,
Там, где есть хоть немного света и тепла.
Вдохновленные лица, разбитые сердца,
И любви нет конца, нет конца.
Припев.
Стоит лишь научиться смотреть сквозь серый дым,
Стоит только взмахнуть рукой, и станет все другим.
Может все изменится, и ты поймешь тогда
То, что каждый из нас — звезда.
Припев.